То холод зим, то летний зной — бреду неутомимо.
Тропинка стелется у ног, доколе видит глаз.
А что там бьется за спиной, в котомке пилигрима?
Палитра красок, пара нот, да рифма про запас.
Порой бывают города — зайти, воды напиться
Присесть к огню и парой слов беседу поддержать.
Хозяин скажет: "По годам пора б остепениться… "
— Я был таким, да был таков, такому не бывать.
И снова в путь, куда-нибудь, чуть-чуть да понемногу,
Другие шишки набивать, другие видеть сны.
Зачем же это, в чем здесь суть?… Иду — и слава богу.
До горизонта дошагать — причины не нужны.

***

Все ближе цель.
Уже готов
Трофей повесить в изголовье,
Бегу,
Преследуем любовью,
Бегу,
Преследуя любовь.
Сквозь день и ночь,
Сквозь темный лес,
Без сожаления и страха…
— Ты так прекрасна, черепаха!
— Так догоняй же, Ахиллес!

***

Под тонкий шпиль Адмиралтейства
Приду от самого вокзала,
На брег Невы, что помнит детство
Свершений, гениев и бед.
И то, что ты тогда сказала
Здесь, в переулке, по соседству…
И снова света будет мало.
Но все же будет этот свет.

***

Листья желтеют, сбиваются стаями,
Красятся в пурпур и беж.
Бьются на ветках, дрожащие пламенем
Будущих странных надежд.
Мокрые сумерки, темная комната.
Плед, сигареты, вино.
Лето закончено, прожито, понято,
Клас-си-фи-ци-ро-ва-но.
Тикает время. Часами, неделями
Медленно тянется в сон.
Листья, дождями на взлете подстрелены,
Падают мне на балкон…

***

Ты плачь.
Пусть замерзают слезы на асфальте — с утра их в кучки дворники сметут. Придут машины, отвезут на свалки сугробы слез.
Навалят там и тут остатки чьих-то бед, чьего-то горя и там все это будет ждать весны.
Уже недолго, прямо скажем — скоро.
И все растает.
Превратится в сны, в дожди, в капель, в подснежники и почки, в шальные вопли прилетевших птиц…
И дворники — трудяги-одиночки — промерзшие шарфы смотают с лиц.

***

Когда все живое уносит
С устало поникшей души -
С меня осыпается осень
И желтой печалью шуршит.
Секунды проносятся мимо.
Не лезь, не пытайся, не тронь!
Я медленно кутаюсь в зиму
И долго смотрю на огонь.
Листая чужие страницы,
Под утро тихонько усну…
С рассветом проснутся синицы
И снова споют про весну.
Я выйду, обутый-одетый
Почувствовав: где-то в глазах
Горит долгожданное лето
И ветер свистит в парусах.
Я буду упорно трудиться
На главной из главных работ…
И к вечеру вновь завершится
Мой маленький суточный год.

***

Может вовсе не будет зимы?
Будет вечно опавшая осень,
Кратки сумерки, звезды немы
И наклонны небесные оси.
Будут листья мне падать в окно,
Покрывая диваны и кресла,
Будет биться сухое вино
Теплой каплей багрового блеска.
Не замерзну в пургу и метель,
Сердце бьется легко и спокойно.
Мягко светит в окне акварель,
Где-то в прошлом обиды и войны.
В вязком сумраке долгого сна
Только осень от мая до мая…
Никогда не наступит весна.
Просто-напросто нечему таять.

***

Что ж, живем в глухой провинции у моря,
Как когда-то завещал Иосиф Бродский.
Здесь закаты, здесь о разном разговоры,
Здесь за рыбой по утрам уходят лодки,
Здесь, оглядываясь, видишь не руины,
А простую жизнь морского побережья -
Каждый год вокруг похожие картины,
Да и в лодках рыбаки одни и те же.
Тридцать первое. Декабрь. Плюс двадцать девять.
Ночь сегодня будет шумной и нарядной.
Разгильдяи всего мира будут бегать
Вдоль по пляжу за шампанским и обратно.
Фейерверки ночь разгонят до восхода,
Будет музыка, и танцы над волнами…
Всем френдам желаю счастья! С Новым Годом!
Даже здесь я все равно душою с вами!

***

У тебя там жарко и нужен веер.
Здесь в сугробах тропки — семь верст не крюк.
Чем же так настойчиво держит Север,
Если так призывно заманчив Юг?
У тебя там фрукты в сто раз вкуснее.
Но милей — клубничка с любимых рук.
Почему ж для жизни нам нужен Север,
А для развлечений — сойдет и Юг?
Может там погода и впрямь ровнее.
Но ценней весна после зимних вьюг.
Птицы возвращаются к нам на Север -
Значит не настолько уж сладок Юг.
Приезжаешь с моря чуть-чуть добрее.
Снова дом, работа — привычный круг…
Может для того нам и нужен Север,
Чтобы иногда улетать на Юг?

***

Жил и жил себе. Скромно, без всякой огласки.
И не то, чтоб романтик, но без всяких причин
Как-то так получалось, что мне верилось в сказки,
Невзирая на возраст, здоровье и чин.
… он стоит у ларька и с приятелем спорит.
Я узнал его сразу, даже в зимнем пальто.
— Принц, вы выросли… Как вы? Где же ваш астероид?
— Да он тут, припаркован неподалеку, а что?
Мы прошлись по пивку и расстались друзьями.
Созвонились. В бильярд он меня обыграл.
Наши жены сошлись… В общем, дружим домами.
Только в сказки я верить, увы, перестал.

***

Метро почему-то наводит на рифмы.
Версий — масса, ни одной основной:
Запах мимолетно прижавшейся нимфы?
Или, наоборот, отсутствие таковой?
Аура мыслей чужих спозаранку?
Чистых пока, не запачканных днем,
Стиснутых в большой металлической банке.
И не занятых. Ну, кроме книг ни о чем.
А может быть это вагонные звуки?
Шумный шепот за темным стеклом,
Такты стыков, скрежетов, стуков -
Как пение неразборчиво под метроном.
Рифмы кружатся, рифмам тесно,
Скребутся, пищат, как котята в мешке…
Но придешь на работу, усядешься в кресло -
А уже ничего не осталось в башке!

***

Тут рассусоливать нечего,
Время струится, как дым.
К целям, когда-то намеченным,
Без остановок спешим.
Страшно пропасть ненужными.
Бьется тревожным звонком:
Не опоздать бы к ужину.
Не пропустить подъем.
Гордость на лицах взмыленных,
Нам не до лишних слов.
Сотни беззвучных будильников
Ждут остановки часов.
… а где-то, помимо прочего,
Стынет пустеющий зал.
Весна-то, похоже, кончилась.
Ты опять опоздал.

***

— Ну смотри, кто так держит копье?
Что на них за нелепые латы?
Тьфу ты, господи. Просто рванье,
Беспредельщики, а не солдаты!
Старый воин притворно зевнул,
Мол, не стоило и беспокойства.
И еще раз украдкой взглянул
В пыльный след уходящего войска.
А второй усмехнулся:
— Ну да. Это, друг мой, обычная зависть.
Им достанутся те города,
Что ни мне, ни тебе не достались…

***

Что ж, хостинга объем не рассчитав,
И пользуясь каналом слишком тонким,
Господь и рад бы нас запостить в RAW…
Но влезли, извините, лишь иконки.
Но где-то на небесном серваке
Мы в полном разрешении хранимся.
… придёт с курсором в высохшей руке:
Клац-клац! — и с RAW-ом воссоединимся.
Ну, а пока JPEG еще живёт…
Презрев конфессий ереси и мифы,
Сдувая с матриц пыль, сидит Господь
И, ухмыляясь, чекает EXIFы.

***

Опять нет урожая зерновых.
Все пожрато шальными хомяками.
Бегут, грохочут пыльными стадами
Пристреливая слабых и больных.
А ты опять присела у пруда,
Тебе по барабану горе наше.
Тебе милей порханье черепашек
И мутная усталая вода…

***

Недосказанность часто опаснее лжи,
Полуправда страшнее обмана.
Но живем — оставляя кусочки души,
Научившись залечивать раны.
Помутневшее солнце, горячий песок,
В вязком воздухе пыль не осела.
Вавилонскую башню разрушивший бог -
Он-то знал, в чем действительно дело…
Я не знаю, какие листать словари
Если, даже встречаясь глазами,
Мы на разных, увы, языках говорим,
Хоть при этом одними словами.

***

Падение. Смерть.
Угасание дня
В постепенном закате.
Не то, чтобы мнится возможным,
Но ясно, что в общем, бежать
Нелепо и глупо. Огня
Все равно ведь когда-то не хватит.
Осмыслить не сложно,
Немного трудней осознать.
Зима или лето,
Под светом Луны
Все сезоны сливаются вместе
В туманную рябь на зеленой поверхности лет.
Но плохо ли это — не знаю.
С одной стороны,
Чуть поднявшись, легко осмотреться,
С другой — в каждой новой волне
Свой, пока неизвестный сюжет.
Похоже на серфинг -
Скользить по пучине событий,
Держать равновесие,
Гладить волну, собирая смешные дары:
То пена пустая в руке,
То тягучие липкие нити
Подводных растений.
А там уже берег — развязка текущей игры.
И к новой волне,
В сотый раз с головой окунаться
В какие-то новые хлопоты… В поте лица
Работать, спешить, улыбаться,
Упасть и подняться.
И с каждой волной все успешней,
И так без конца.
Ведь в этом, пожалуй,
И есть воплощение рая -
Взбираться на гребень,
Лететь над поверхностью волн…
А в день, когда воды иссякнут,
Сидеть на скале, наблюдая,
Как солнце косматой медузой
Спускается за горизонт…

***

В этом мире так много мест,
Где еще побывать придется,
Где замрет, задрожит, забьется,
Удивит и не надоест.
В этом мире так много слов,
Что не сказаны и не спеты,
Их еще ожидают где-то
Суть романов и ритм стихов.
В этом мире так много глаз -
Каждый взгляд отражает лица.
Но в одних лишь могу забыться
И увидеть как в первый раз…

***

На единственной улице сырость.
Чуть во двор — ни души вообще…
Я из этого города вырос,
Как когда-то из детских вещей.
Но куда же от памяти деться.
Настроений чуть горькая смесь…
Я брожу переулками детства,
Навсегда замеревшего здесь.
Здесь кусочками каменной крошки
Имена я выдавливал в ряд
На асфальтовой теплой дорожке
Вот уже четверть века назад.
Здесь немало всего приключилось,
Сотворилось, случилось, сбылось…
Я из этого города вырос.
Я в него всеми клетками врос.

***

В мире мощных дверей и стальных замков
Наши песни — рингтоны убитых труб.
Абонент отключен за нехваткой слов,
Абонент вне зоны воздействия губ.
Нецелованный мир не боится зла,
Разум спит и чудовища прут на свет…
Так давай же присядем за край стола
И назло допишем еще куплет.
В пустоту, под скатерть, в корзину, в стол,
Хрен бы с ним, что зря, наплевать, что жесть.
Может быть из этого выйдет толк.
Может быть и в нас он частично есть.

***

На ладони твоей всё запутано,
На моей ничего не понять.
Хиромантия… Что за наука-то?
Ведь ни вычислить, ни доказать.
Извини, может быть не подарок я,
Не судьба я, увы, и не жизнь.
Но однажды я взял тебя за руку.
Наши линии переплелись.

***

Я пройду мимо этого дня,
растворяясь под вечер,
наклоняясь навстречу
отражениям и миражам,
пролетающим мимо
в морозном тумане предзимья,
разбивающим мысли
в престранную смесь
из желаний и страхов,
из слов, застревающих в горле,
из забытых когда-то,
пугающих призраков снов,
буду сломлен дорогой,
промерзну до дрожи в коленях,
но, тебя согревая,
почувствую: жив…
и вернусь.

***

Во дворе опять запахло талым снегом.
Помнишь, в детстве? Бац! — по луже сапогом!
И вокруг тебя разбрызгивалось небо
Мокрым, маленьким и радостным дождем…
А гуляли, помнишь? Ночь, луна, гитара,
Сплошь намеки, чувства прячутся в словах…
Солнце лезло из-за крыш косматым шаром
И двоилось отражением в глазах.
Что ж, пускай уже давно за восемнадцать,
Все менялось и изменится опять.
Но хочу не разучиться удивляться
И стараюсь научиться удивлять.

***

Я с булевой алгеброй с детства знаком,
По жизни знаком, не по книжкам.
Когда в первый раз я взломал command.com -
Сидел я за древней XT-шкой.
Я помню компьютеры без микросхем,
Романтику байтов и битов,
Я помню гуденье СМ ЭВМ
И память на кольцах ферритов…
Я кодом машинным писал драйвера
Порой снисходя на ассемблер.
О, время свершений, мечтаний пора,
Я помню… end function remember().
Лежат по карманам полсотни гигов
И пара цветных мониторов.
Я сыт, обеспечен, душевно здоров -
Зачахну, похоже, не скоро.
Чего ж я брожу с недовольным лицом,
Да хнычу в жилетку на пузе?
Так бедным программером был, но — творцом,
Теперь же — пресыщенный юзер…

***

Мозолисты их руки и умы.
Логичен взгляд на вещи и события.
Подтянуты, красивы и умны -
Акулы в море мирового бытия.
Но что-то шепчет, тянет и гнетет,
Зовет в дорогу тропами превратными,
Душа поет и черепушка жмет,
Рождая мысли сирые, невнятные…
С вечерних сумерек до утренней зари,
Наивны, смущены и неприкаянны,
Блуждают в интернете технари,
Гуманитарной ересью снедаемы…

***

Когда-нибудь день
Наступит такой:
Мы будем сидеть
Над сонной рекой.
И вид из окна -
Осенний пейзаж.
И сзади — стена,
И снизу — этаж,
И рядом — камин,
И скоро обед
Обои — кармин,
Картины — багет…
А этого дня
Законы просты.
Твой дом — это я.
Мой дом — это ты.

***

В бандане, джинсе и шузах,
С огнем молодым в глазах
Уйдет, не прощаясь, муза
Нежданно и впопыхах.
Перо обрывает строчку,
Чисты белизной листы,
Еще не поставил точку,
А музы и след простыл…
Но, полно! В другом прикиде,
Насмешливо щуря взгляд,
Она тебя точно видит
И точно придет назад.
… вот — рядом сидит, смеется:
— Строчишь, — говорит, — вранье?
Седеет, а все неймется,
Не муза — хулиганье…

***

С самим собой наедине
О жизни и о вечном,
И о любви, и о войне,
О мудром и беспечном.
И в дым дешевых сигарет
Закутаться от мира.
Заварен чай, погашен свет,
И заперта квартира…
Вот так — безмерно далеки,
В тени московской ночи
Дрожат неровно огоньки
Безмолвных одиночеств.
В них нет ни зависти, ни зла
И грустно, что при этом
Горят они в ночи дотла,
Но не давая света…

***

В куче старых стихов
Раскопаю забытые строки,
И себе улыбнусь,
Незнакомым огнем удивлен.
В расписании снов
В сотый раз переносятся сроки,
В прейскуранте любви
Время скидок на летний сезон.
Докурю до утра
Пару пачек дешевого дыма,
И отправлюсь смотреть
Как пылают на солнце мосты,
Как на стыках звеня,
Лето шумно проносится мимо,
Вороша под ногами
Остатки осенней листвы…

***

А теперь у тебя есть и лыжи
Цвета модных спортивных авто.
Ждут в Женеве тебя и Париже
Круассаны, суфле и бордо.
Ждут тебя серебристые трассы,
Темно-синее небо высот,
Строгий кожаный блеск бизнес-класса,
Rent-a-Car, BMW и Peugeout…
Но средь шума далекой столицы,
Средь красот, что вовек не сыскать,
Постарайся разок мне присниться —
Есть кому и в Москве тебя ждать.

***

Покажи мне Москву…
Покажи мне Москву, что я сам никогда не встречал,
Не касался усталой рукой, не измерил шагами.
Покажи мне Москву, что лежит проходными дворами
Под незримыми сгибами древних славянских лекал…
Покажи мне Москву, что гирляндами окон светла,
Где в холодной, спокойной воде отражается небо,
Покажи мне Москву с тонким запахом теплого хлеба
И десятками маленьких солнц в золотых куполах…
Покажи мне Москву…

***

Слушая унылые молитвы,
Грустен был всевидящий Господь:
Просят много. Выигрыша в битве,
Яств заморских, радующих плоть,
Золота, невинных и не очень
Дев разнообразнейших мастей,
Хлеба, зрелищ… В общем, дни и ночи
Он внимал потребностям людей.
Время шло. И в эру интернета,
Не из мести (не к лицу богам),
А лишь так, к балансу Тьмы и Света,
Ухмыльнулся Бог: "Да будет спам!"

***

Где-то здесь, далеко от тебя,
По весне почему-то морозит.
Тень зимы, никого не любя,
Наплывает на розу ветров.
Все мы в жизни играем себя,
Говорим не стихами, а в прозе.
Только сердце опять теребят
Чей-то смех, чей-то взгляд, чей-то зов…
Никуда не уходят мечты,
Могут лишь затаиться на время.
До капели, до первой звезды,
До шальной остановки в судьбе.
Вот — бумаги пустые листы.
Взяв один, положу на колени.
Тонкой строчкой оставлю следы
На дороге, что выйдет к тебе…

***

Помнишь девочку по соседству?
Парты, школа и пятый класс.
Обстоятельства времени,
Обстоятельства места,
Геометрия, труд, ин-яз…
Школа прочно осталась в детстве.
Отчего же в который раз
Обстоятельства времени,
Обстоятельства места,
Так влияют порой на нас?
Никуда нам от них не деться.
Пусть намерения чисты,
Обстоятельства времени,
Обстоятельства места,
Заставляют сжигать мосты.
Может, в будущем будет средство,
Случай, миг, мимолетный взгляд.
Обстоятельства времени,
Обстоятельства места,
Наши тропки соединят…

***

Что ж, подходит к концу этот год.
Непонятен и странно разболтан,
Был он яркими красками соткан,
Но закройщик был пьяный в улет…
Провернется пружинка часов,
Как пустой барабан револьвера
Где патроны — надежда и вера,
Ну и главный, конечно — любовь…
Ну, пора! Подниматься и пить
Год прошедший до дна, без обмана -
Чтобы гнезда того барабана
До упора опять снарядить…

***

Слово сказано,
Шпаги вложены.
Сколько ж можно аукать судьбе?
В холодильнике
Мерзнет мороженое,
Предназначенное тебе.
Что за глупости,
Два пакетика?
Ну, не съедено, ну забудь…
Вот ведь, блин,
Бытовая патетика.
Обрыдаться и не уснуть…

***

Мне не забыть тепло твоей руки,
Как бы банально это не звучало,
Как бы судьба нас дальше не швыряла,
Привычно не скупясь на тумаки.
Мне не забыть тепло твоей руки,
Незримый миг меж явью и забвеньем,
Мелькнувший на короткое мгновенье
Рефреном ненаписанной строки.
Мне не забыть тепло твоей руки,
Пусть в этом чувстве нет горячей страсти,
Есть малое, но искреннее счастье
Без горя. Без упреков. Без тоски.

***

Будет биться в стекло непонятная птица
Поздней ночью в пустое окно.
Только сон, почему-то, хороший приснится,
Наверное, снам все равно…
Поутру я проснусь и с улыбкою встану,
И увижу в снегу под окном
Непонятную птицу, стучавшую рано,
Слишком рано в мой запертый дом.

***

Ты уедешь от северных рек,
Ты вернешься, я знаю, вернешься
И к московскому небу пробьешься,
Где замедлится времени бег,
Где затеплится утренний свет…
Мы за встречу заплатим разлукой,
Ожиданья отчаянной мукой
И дороже цены этой нет.
И когда, обогнув шар земной,
Скорый поезд замрет у вокзала,
Ты мне скажешь: "Я очень устала".
Я отвечу: "Поедем домой".

***

До сути ли в любви, поэзии и драке,
Где дальние пути важнее рубежей?
Граальские венцы ландскнехту-забияке
Не так уж и важны. Важнее звон мечей,
Да стук стальных копыт по каменистым склонам
И марево таких несбыточных надежд,
Что мир падет к ногам, коленопреклоненный,
И пыль больших дорог стряхнет с твоих одежд…

***


Написать рецензию к книге

Авторизуйтесь, чтобы написать рецензию.