Тангейзер – фамилия настоящая, не псевдоним. Она – с 1988 года, с момента брака со студентом из Восточной Германии, Tannhäuser. Никакого отношения ни к Вагнеру, родившемуся через много веков после исторического немецкого рыцаря-миннезингера Tannhäuser, ни к какой-либо «идеологии Тангейзера» автор не имеет. А также - и ко множеству слухов, распускаемых «доброжелателями» и «авторитетными лицами». Алла Тангейзер пишет современную прозу и реже – стихи, часто сопровождаемые прозаическими комментариями. В сборнике представлены произведения, написанные автором в разные годы и в разных странах, в основном – в Германии и России (в Петербурге, отношения к которому она не имеет давно, и в Москве, где живёт по сей день). Все представленные фотографии – максимум, годичной давности.

Жанры
СозданоМар 12, 2018
ОпубликованоМар 12, 2018
Прочтений10

Заявить о нарушении


Алла Тангейзер.
СтихиИ разных лет
Предисловие к сборнику — «СтихиИ разных лет»
Структура авторской страницы в прежнем варианте была такой. Первым, как и теперь, стоял основной сборник «СтихиИ разных лет», состоявший из трёх циклов, сохраняющихся и ныне:
1. 1990 — 1995 гг. Германия
2. 1990 — 95 г. Германия. Из потаенного…
3. Июль 2008 г. — май 2009 г. Россия. 
Каждый цикл приводился здесь полностью, не разбитый на отдельные произведения, соответственно рецензию можно было написать только ко всему циклу целиком. Эти рецензии, написанные ранее 11.04.2013, относятся теперь к «Обложке» каждого цикла, в которой теперь и цикл повторяется целиком, чтобы не обессмысливались некоторые рецензии. Далее в новом варианте следуют все стихи данного цикла отдельными произведениями, часть из которых проиллюстрирована теми же моими работами, которые раньше составляли сборник "Иллюстраций".
После цикла «СтихиИ разных лет» следовал отдельный сборник «Иллюстрации к отдельным стихотворениям "Стихий"», включавший в себя только художественные работы. Чтобы пояснить это, в «Маленьком предисловии к иллюстрациям» я говорила:
«««Все изображения, которые здесь представлены, никогда не были собственно иллюстрациями к стихам, — просто мои рисунки, небольшие картины маслом, компьютерные композиции. Сейчас они подбирались только по настроению. (Как и «иллюстрации» к стихам из других сборников.) Исключение составляет «Художник»: он нарисован уже после написания одноимённого стихотворения третьего цикла, и именно как тот самый человек, родившийся в моём же воображении, сначала поэтическом, потом — художественном.»»»
Всё то же относится и другим поэтическим сборникам; исключение может составлять только сборник «Из последних стихов», — в случае заимствования иллюстраций для данного сборника это будет специально оговариваться.
Мне не хотелось жестко привязывать друг к другу свои художественные работы и стихи, никак не связанные изначально, — хотелось, чтобы все они, и поэтические, и художественные, оставались самостоятельными произведениями. Хотя себя художником я не считала никогда. Наоборот, большую часть жизни я прожила в убеждении, что «нормально» рисовать я не умею, очень из-за этого расстраивалась, тем более, что хорошо рисовал отец, и в молодости он любил писать маслом. ( http://www.proza.ru/2011/12/20/1403 ).
Ещё в 1991 году был один занятный эпизод: я вдруг нарисовала с фотографий портреты Высоцкого ( http://www.stihi.ru/2011/05/28/5517) и Бродского, но я возилась с ними неимоверно долго и всё равно тогда не поверила, что способна к какому-то рисованию. (просто даже в голову не пришло), считая, что я их попросту скопировала, взяла усердием, "просиживанием штанов". Позднее оказалось, что у меня был всего лишь детский комплекс, и когда общий комплекс был профессионально снят (об этом рассказано на «Прозе.ру» в повести «Вспышка», ещё не оконченной, часть 1, 
http://www.proza.ru/2011/06/07/967 или http://www.proza.ru/2012/05/03/1609,
а также в рецензии на стихотворение Сергея Гора "Волчица"), — я вдруг неожиданно для себя и к большой своей радости обнаружила, что рисовать как раз в состоянии. Удивительно, но, не рисуя от руки, я к тому времени уже пять лет отработала компьютерным дизайнером в области полиграфии. Указанную рецензию здесь имеет смысл привести целиком, поскольку этот текст наиболее сжато и полно отражает суть того, что тогда происходило. Автор стихотворения рассказывает о любви волчицы к никчёмному человеку, сопоставляя это с вероятной влюблённостью женщины. В рецензии я говорю:
««« Ну, да, как же!..
… Когда в 2006 году произошла та самая «профессиональная раскомплексовка» от массы искусственных детских комплексов (о которой я всё время рассказываю, поскольку именно тогда я сделала совсем не то, ради чего она производилась: я начала вдруг рисовать, о чём мечтала всю жизнь, но во что (в свою способность) никогда раньше не верила, — когда произошла «раскомплексовка», то не вся она, конечно, но её «ударный аккорд» производился именно на образе волчицы. Дело было не где-нибудь, а в приёмной ФСБ РФ в Москве (если интересно, что я там делала, как там оказалась и пр., то см. мою "Прозу.ру",
http://www.proza.ru/avtor/tannhaeuser,
«Вспышка», «Приложение к официальному письму», «Репортажи» — там же).
Человек, с которым я там общалась (в повести я называю его «Полковник», хотя был ли он полковником в действительности и кем был вообще, я так и не уточнила, — у них снега зимой не допросишься, не то что информации, но много лет я его видела именно там, в приёмной, в качестве штатного сотрудника, — влюбить меня в себя он, кажется, собирался, в каких-то служебных целях, но так и не вышло, — я его упорно воспринимала должностным лицом и для себя называла только «Полковник»), — он ещё чуть раньше мне говорил: «Вы вот строите из себя мегеру, ругаетесь так старательно, а глаза — такие добрые-добрые… Надо бы Вам озверинчику дать». И вот, однажды, когда я в очередной раз прибежала в полуистерике от каких-то очередных происходивших вокруг кошмариков (а уходила всегда потом такая ро-о-овная, споко-о-ойная), он посетовал мне, что у него умерла собака. Врал, — потом, когда понадобилось, оказалось, что у него в доме 8 кошек живёт, и т.п. Но я-то тогда прочувствовалась, стала ахать. Опять завязался какой-то разговор. Вдруг он его прервал, сделал клоунское лицо и начал демонстративно, медленно-медленно набирать какой-то номер на мобильнике. Ответила очевидно какая-то баба (может, жена-знакомая, а может, подыгрывавшая сотрудница из соседнего кабинета, кто их разберёт), про собаку она очевидно «знала» и сразу стала спрашивать, как он там, бедненький. Я её не слышала, — мобильник был не такой громкий, — но из его разговора всё было понятно (делалось-то всё именно в мой адрес). Он ей говорит: «Да ладно, — мне сегодня уже четыре собаки предлагали… И одного волка», — «Как какого? — нормального. Тамбовского», — (я прыснула в кулачок), он — ей, продолжая: «А что ты смеёшься? Это совсем не смешно, это очень серьёзно… Даже не волка — волчицу, а это ещё хуже», — «Нет, конечно. Это мне — всю жизнь менять, это я в квартире не хозяин: это будет ЕЁ территория. Я уж лучше опять собаку…»
Действие тогда возымел, видимо, не только этот разговор, но он — тоже. Я стала как-то спокойнее, выдержаннее, относиться ко многим вещам начала более наплевательски, а однажды, валяясь в общаге на своей койке на втором ярусе, вдруг захотела порисовать и сказала себе: «Да наплевать мне, в конце концов, умею или не умею. Что хочу, то и делаю, хочу — и буду. Это — МОЯ территория». Под рукой у меня был только махонький блокнотик в клеточку и шариковая ручка, а лежала я, закинув ногу на ногу. Взяла и нарисовала свою ногу (ступню). В первый раз в жизни — вообще что-то получилось, сходу. Ну а дальше — пошло-поехало… (См. на «Стихах» — «Автопортрет невзначай»,
http://www.stihi.ru/2011/05/28/7120 .)
Не только волки, — служебные собаки — тоже, кстати, в основном — сучки (сосредоточеннее и неподкупнее), но собака — одомашнена, а волк-то — нет. Сколько историй было, когда дикие животные любого пола однажды вдруг разрывали своих любимых уже, вроде, хозяев… И меня саму, кто бы я там ни была, хоть я и не озверела (наверное), и «добрая-добрая», «Полковник», однако, так и не приручил (не одомашнил)… »»»
Прежняя структура авторской страницы была не удобна читателям, так что я всё же решилась её изменить, разбив циклы на отдельные произведения и соединив стихи и иллюстрирующие их работы. Таким образом, рецензии, написанные к отдельным произведениям ранее 11.04.2013, были написаны, собственно, не к стихам, а к отдельным иллюстрациям. Поэтому остались некоторые, замечания, теперь «странные» (о том, например, что стихи, которых там нет, не открываются), но не было другого способа сохранить рецензии после объединения стихов и картинок.
Вторая тема, которую неоднократно затрагивали рецензенты — это объединение в циклы разнородных, разных стихов. В основном они объединены по времени их написания, и для меня каждый период жизни значим как таковой. Но эти периоды внутренней жизни всё равно бывали очень разноплановыми, — так уж я устроена. Сама я вижу, чувствую тот внутренний стержень, который связывает стихи каждого цикла. Один рецензент спрашивал:
«Почему так много хороших стихов — и одним файлом, они же разнохарактерные, как я заметил… » — а другой констатировал: «Интересная Авторская жизненная разноТематическая разМыслительность, расписанная в рифмах… »
Я отвечала им:
«««Дело в том, что эти стихи — давно уже из моего прошлого (хотя некоторые из них периодически редактировались ещё долгие годы). Я собрала их вместе как единый период МОЕЙ жизни. Сейчас — другое мировоззрение, другое настроение и (я бы даже больше сказала) другая душа. Не другая, конечно, но… Если захотите, почитайте сборник "Из последних стихов", — думаю, Вы это поймёте. С тех пор развернулась "во всю ширь" и ещё продолжается поныне страшная война (информационно-психологическая) с огромным числом жертв и уж точно — «ранений»… К сожалению, вряд ли она идёт к победе каких-либо светлых сил.
Приходите ко мне на "Прозу.ру". То, что я сейчас сказала о собственных переменах, проиллюстрируют даже просто фотографии, опубликованные там в большом количестве (сборник "Фото. М.б. картинки к повести", http://www.proza.ru/avtor/tannhaeuser&book=1#1 ), — если, конечно, смотреть и ВИДЕТЬ… »»»
А ещё разноплановость стихов одного цикла и одного времени может пояснить выдержка из моей повести «Вспышка», часть 2(II). Повесть эта — фантастическая, но, как я неоднократно подчёркивала, все воспоминания и рассказы героини автобиографичны. Фантастическая завязка и выдуманные персонажи здесь появляются как раз во второй части, а имена реальных людей, действующих в её воспоминаниях — конечно, вымышлены (как и имена всех реальных лиц, описываемых в интернете, — вне повести эти вымышленные имена я обычно беру в кавычки). Можно привести выдержку, диалог героини с выдуманным персонажем, уже появившимся в связи с фантастическим сюжетом. («Полковник» — персонаж реальный, а звание как раз не полностью соответствует этому «псевдониму», но в приводимом эпизоде он и не участвует, давно выведенный из числа активных персонажей.) Я привожу этот отрывок из диалога фантастической повести потому, что он содержит реальное психологическое описание, а подобный разговор (о разноплановости, множественности внутренних миров одного человека определённого склада, видимо, просто творческого), — подобный разговор, только, конечно, без фантастических вкраплений повести, без «диапазона L», происходил когда-то в действительности. Итак,
«««…Вычислить тебя было нереально. Оставалось искать методом тыка. По причине такой редкости, невероятности носителя, этим никто никогда и не занимался, никто ничего не изучал. Тем более что как косвенно подтверждал тебе на свою сохранённую голову Толька, никто, включая тебя саму, не знает, что ты на самом деле за человек, поскольку тебя психологически подавляли, уничтожали и фальсифицировали твою личность с самого начала, пытаясь навязать липовую судьбу. О наличии у тебя диапазона никто не подозревал: всё это делалось по другим причинам.
— Каким?
— Ну, ты что, хочешь, чтобы я тебе всю историю от Адама и Евы сейчас рассказал? — сама ещё, что хочешь, всем порассказываешь… Но не только о тебе, о твоей сущности, — никто ещё ничего не знал и не знает о качествах и личностных свойствах вообще человека с диапазоном «L». Ты первая и, похоже, единственная, попавшая в наше поле зрения. Но как бы и по каким бы причинам при этом ни складывалась твоя жизнь, ничего фантастического, оказывается, в тебе всё равно нет.
— Здрась-сь-сьте.
— А это так и есть. И то верно, и другое. Ты права: людей, каких только не бывает! Во всяком случае, в тебе нет ничего такого, что однозначно выделяло бы тебя среди любых других <людей и их групп>. Перевоплощаются — актёры, писатели, шпионы, мошенники и кто угодно ещё. Какую твою черту и даже их совокупность ни возьми — ты такая далеко не одна, и в основном — не из самых выдающихся. В тебе, вроде, ничто не может особенно обратить не себя внимание, кроме того, наверное, что ты умудрилась дожить (прежде всего, психически дожить) аж до сего дня, да ещё и сохранилась, как автономная личность, ни с кем так уж сильно не конфликтуя, но и никогда ни к кому и ни к чему не приспосабливаясь, даже не собираясь. Почти невероятно, учитывая, ЧТО из тебя пытались сделать!
— Ну, это — в маму… Она-то как раз такая и была…
— Может быть. И ещё одно: ты всегда живёшь сразу в каких-нибудь пяти своих мирах, реальных и выдуманных. Как если бы у тебя сразу было штук пять включённых компьютеров с разными виртуальными программами — выбирай любой. Только у тебя всё это — в голове, в естестве. Не одновременно, конечно, но везде у тебя — всё всерьёз, всё по-настоящему, по полной, и все твои психологические миры — при тебе сразу. Наверное, это тоже не уникально. Но переходишь из одного мира в другой ты мгновенно, как только желание появляется, или потребность. А значит, можешь и в любой из них убежать, перебежать, когда захочешь. Все они одновременно продолжают оставаться с тобой и «дремлют», пока какой-то из них тебе не понадобится. Главное, что каждый из твоих психологических миров (сколько их у тебя там) всё это время остаётся существовать таким, как есть, цельным, а не случайным, и с любого нужного тебе момента может возобновляться или развиваться именно дальше — по собственному (тому же самому, что прежде) сценарию, по своей, уже изобретённой, уже существующей логике, пока он логически же не завершится, не надоест тебе, и ты не создашь новый, не затрагивая при этом остальные. И ты их никогда не перемешиваешь, не путаешь, если только у тебя вдруг не появится идея сознательно объединить темы или героев, что-нибудь перерабатывая по ходу. Здесь ли собака зарыта у твоего диапазона — кто его разберёт! Возможно, что все прирождённые писатели так и живут. А большего мы уже, видимо, не узнаем. Вообще-то, теоретически (хотя, я ничего не утверждаю) и такое в принципе не исключено, что диапазон «L» житейски не проявляется в действительности совсем никак, а виден только через показания приборов. Тогда весь наш нынешний разговор — просто о твоих индивидуальных характеристиках, об особенностях, о свойствах твоей личности, и не более того. Я не знаю, так это или нет. И не знал бы дальше. Но вдруг этот диапазон приобрёл для нас конкретный практический смысл, — нам позарез понадобилось его найти. Как ни странно, всё-таки нашли. Теперь — самое главное, что он у тебя есть, и всё, и хоть тресни, — какой бы он там ни был, и какая бы ты сама при нём ни оказывалась. А через неделю ты узнаешь, какая возможность открылась перед тобой теперь. Отсюда следует слишком многое для нас для всех. Большее — расскажу тебе через ту самую неделю. Просто, извини, из тех соображений, что ты должна успеть озвучить другую информацию, а мы её должны обработать, шифровальщики — зашифровать. Иначе — получится долгий разговор, сейчас не нужный, который съест уйму времени. Да ещё не известно, как ты себя поведёшь, хотя, все надеются, что прекрасно. Ладно, — основное сейчас ты знаешь…»»»
Но я сейчас говорю только о стихах, которых не много и которые ещё не сильно отражают подобную разноплановость внутреннего мира. В любом случае, это всё — я, моя внешняя и внутренняя жизнь, и для меня самой очевидна огромная разница между мной, сколь угодно разноплановой, 1995 года, мной же 2008-го, и даже нынешней, — неодинаков даже характер самой разноплановости в разное время. Я всё это помню и чувствую, и для меня самой очень важно сохранить структуру ЦИКЛОВ стихов, что я здесь и делаю…
© Copyright: Алла Тангейзер, 2013
Свидетельство о публикации №113042006833
Сборник
«СтихиИ разных лет»
1. 1990 — 1995 гг. Германия. 
* * *
Не слЫшны ни шелест обманный,
ни говор, ни плач.
Над темной рекою — туманный
клубящийся плащ.
И тают столетий приметы,
мелькая вотще.
Пред воином двадцатилетним
в туманном плаще –
застывший беззвучием серым
набатный удар,
и льдом наползающий север,
и желтый пожар.
А время взорвется — сегодня.
Скрестятся мечи.
Молчит Александр.
Спокойно
и властно молчит,
не зная, что призван в бессмертье
под гул вечевой.
И — вечное двадцатилетье
над древней Невой.
* * *
Вот и новая осень канула,
замерла.
Будто душу лизнула пламенем –
и прошла.
Приморозило. Утро раннее –
в дЫмке сна.
Ожидание, ожидание…
Тишина.
И дороги ледком закованы…
Что, боюсь?
На баранку роняю голову.
И смеюсь.
* * *
Создаваемого нами
не умея различить,
села бабочка на пламя
нарисованной свечи
и, еще не зная тайной
тяги гибельной на свет,
сотворила гениальный
фантастический сюжет.
Я, убрав подальше свечи,
в полусумраке, одна
промечтаю этот вечер
у раскрытого окна, –
там укроется под кленом
странный день, что преподнес
то ли старый — разрешенным,
то ли новый парадокс.
ПЕРВОЕ СВИДАНИЕ С НАСТОЯЩЕЙ НОСТАЛЬГИЕЙ
Познакомиться с нею как будто бы я
не стремилась, — но имя красиво звучало, –
и в мечтаниях смутных, таясь от себя,
я Прекрасною Дамой ее различала.
Но, ступив в полутьме коридора назад,
увидала в дверях — только охнула слабо,
а она — по-хозяйски надела халат,
неожиданно властная, грузная баба.
* * *
Распрощавшись с тоскою предутренней,
я несусь на горячий рассвет
на пустом автобане — по внутренней
полосе,
без помех и без бед.
После ливня со шквальною силою –
отлегло.
Не воротит с души
даже что-то увидеть красивое
в европейской стерильной глуши.
Как из давнего века, прирученные,
за холмами нырнувшие в тень,
черепичные крыши
игрушечных,
нереальных, немых деревень,
и полей, будто не существующих,
и дорог –
идеальная гладь.
…И так странно стоит голосующий,
где бессмысленно голосовать:
на сверхскоростняке — наваждением.
Растерялся, отпрянул, вздохнул, –
трехметровое заграждение,
видно, только что перемахнул.
Тормозну, поступая, как вздумается,
торопливо нарушу запрет,
чтоб еще ни о чем не задуматься,
только вздрогнуть –
на русский акцент,
и обоим увидеть –
кончается
эта пытка безжизненных стран,
и нестись, хохоча над случайностью,
уходя на другой автобан.*
_____________
*Примечание.
Спустя годы уже возможно сделать примечание. Сюжет этого стихотворения выдуманный. Точнее, собирательный (как событий, так и намерений, настроений), основанный на глубоко пережитом личном опыте в различных сферах жизни того времени в Германии.
В последние годы очень важно подчеркнуть, что всё это не имеет АБСОЛЮТНО никакого отношения к тому, что сегодня в мире по инерции называется «Россия», «русский» («русскоговорящий»), — во всяком случае к тому, что вынуждена переживать и наблюдать я сама. Я ещё успела застать ту страну (на «старых дрожжах»), в которую так хотела вернуться и вернулась в 1995 году. Но больше её нет. Ни в какой ипостаси, ни в досоветской, ни в советской, ни в ранней постсоветской, где ещё была, всё-таки ЖИЗНЬ. Но больше нет той страны, больше нет человеческих душ, больше нет восточно-славянской цивилизации, — ничего. На сегодняшний день приходится констатировать, что заметный нынешний патриотизм (каким мне его приходится наблюдать), всегда в противопоставлении каким-либо другим странам и народам, включая западные, выражен в обществе даже более заметно, иногда экспрессивно и уж точно определённо, чем раньше, но по сути это похоже, скорее, на взаимно антагонистический «патриотизм» болельщиков «Зенита» и «Спартака» без какого-либо иного духовного, сущностного содержания.
В общем, я хочу сказать, что чувства и впечатления того времени, выраженные в этом стихотворении, совсем никак не могут быть (не должны быть) восприняты исходя из опыта и впечатлений дня сегодняшнего.
Перемены произошли (или были произведены) с поразительной быстротой (в «петербургский период» с 2000 года и доныне), но теперь это уже совсем другая страна (во всяком случае, какой её могу и вынуждена наблюдать я сама). С горечью приходится утверждать, что то, от чего я когда-то уехала (из Германии), в конце концов полностью догнало меня здесь, да ещё и тысячекратно замешанное на Большой лжи, подлости и мерзости. А больше бежать уже некуда. Разве только в художественные осколки былого и вовнутрь себя самой. 
АВТОПОРТРЕТ НЕВЗНАЧАЙ
Лежат две карты — тройка и семерка.
Над ними — с картой — замерла рука.
Под вазой — лепестков засохших горка,
и стопка книг накренена слегка.
Беспомощность. Ни толики азарта.
В глазах — осевшей страсти мертвый груз.
…И эти две уже открытых карты.
И на губах томится слово — "…" .
_____________
Примечание:
"Тройка — семёрка — ТУЗ" — "Тройка — семёрка — дама"…
* * *
Кончено стихотворенье,
оглядишься — пустота.
Чьи-то мненья, одобренья,
осужденья, суета…
И робеешь,
струны лиры,
как впервые, шевеля.
Снова — сотворенье мира
с абсолютного нуля.
© Copyright: Алла Тангейзер, 2011
Свидетельство о публикации №111052306206 
2. 1990 — 95 г. Германия. Из потаенного…
ТЕЛЕФОН
С вечерней заменою красок –
стихает. И ясно опять:
молчания ЭТОЙ пластмассы
ничто не способно унять.
И тянутся жилы из плоти
в резину часов и минут.
За правым упёршимся локтем –
молчанья стоИт Абсолют.
Во всей неподвижности — Вечность
не столько безмолвно-пуста:
ведь даже остывшие — шепчут,
о чем промолчали, уста.
А здесь — это Гений молчанья.
С бумагой изодран покой.
…Но схвачена трубка случайно
рванувшей фальшстартом рукой,
чтоб всей своей сутью бездумно
вбирать до бессилья, до слёз –
внежизненно длящийся зуммер,
молчания Апофеоз.
* * *
Мне весною — опять томиться,
тяге земной — слабеть.
Хорошо перелётным птицам:
знают, куда лететь.
В облаках различаю стаю,
сбрасываю пальто,
и взлетаю, уже взлетаю,–
дальше вот только — что?
В. ВЫСОЦКОМУ
Долой «нельзя» и «можно»,
долой мечты и грусть!
Ты скажешь: «Осторожно!..»
Я — в тяжкие пущусь.
В пустой вседневной жути — 
невмоготу.
Сперва –
в разгуле захлебнуться,
а дальше — трын-трава.
И пеленой зелёной
обманчиво укрыт,
безудержности омут
надеждою манИт –
рутину и неволю
преодолеть броском.
Он и тебе — до боли
и дО смерти знаком.
Но из иных пристанищ
придя на крик немой,
в который раз восстанешь
в моей душе шальной,
свернуть сумеешь мысли
с отвесного пути,
совсем другие смыслы
поможешь обрести.
И, ведавший врождённо
и облака, и прах,
однажды обретённый
в моих земных веках,
ты снова первым примешь
удар –
угар и ложь, –
в который раз погибнешь
и вновь меня спасёшь.
ЯВЛЕНИЕ СЛУЧАЯ
Когда плетётся жизнь, как сеть паучья
в углу,
а время длится наугад,
вдруг — настежь дверь, и вот — нежданный Случай.
И вместо слов — такой короткий взгляд.
В смятении немыслимо притворство…
Но Случай, не ступая за порог,
глаза в глаза — железное упорство,–
и в сторону решительный кивок.
И он уводит, сдержанный, спокойный,
сквозь коридоров сумрачность и тьму.
Уводит, как из камеры — конвойный.
Куда? Надолго ли? К кому? К чему?
КОНЕЦ ЛЮБВИ
Б.В.
Сама рассудила — за доводом довод –
исход невозможен иной.
Простились. Теперь –
не на плаху, не в омут,
а просто дорога домой.
И мир — еще прежний, привычный, вчерашний,
и я — еще прежняя, та, –
но дверь открывая, становится страшно,
как будто за ней — пустота.
Россия, лето 1996 г.
© Copyright: Алла Тангейзер, 2011
Свидетельство о публикации №111052405834
3. Июль 2008 г. — май 2009 г. Россия
1420-й год
Договор в Труа — фактически о передаче
Франции под власть английской короны.
В Труа торжествуют. Купаясь в вине,
предательство правит пиром
и герцог Бургундский доволен вполне
решенной судьбою мира:
«Великое дело вершится людьми
великими».
Гомон тает…
…А девочка Жанна прядет в Домреми
и еще ничего не знает. *
__________________________________________________
*Жанна родилась 6 января 1412 г. в деревушке Домреми.
1420 г. — договор в Труа, результат предательства герцога Бургундского и Изабеллы. (Жанна — еще никому не известный деревенский ребенок, помогает взрослым по хозяйству, прядет.)
8 мая 1429 г. — французские войска под командованием семнадцатилетней Жанны сняли осаду Орлеана (первая крупная победа Франции в Столетней войне; англичанам полностью отрезан путь на юг — к полному завоеванию всей страны). Осада длилась 200 дней, а освобожден Орлеан был через 9 дней после прибытия Жанны.
К июню 1429 г. она уговорила французского Карла объявить поход на Реймс и освободить его, чтобы Карлу, как сейчас говорят, легитимно короноваться.
17 июня 1429 г. — торжественная коронация Карла VII в Реймсе — по старинному французскому обычаю (при участии Жанны). Договор в Труа, таким образом, полностью аннулирован.
Через год Карл, в течение еще одного года, не решился что-либо предпринять для спасения Жанны от англичан и давно переметнувшейся к ним части французской знати, в частности, знати из клана бургундцев.
Еще через 25 лет, уже по окончании войны, Карл, однако, не поленился организовать процесс посмертной реабилитации Жанны, чтобы отныне снять с себя самого все обвинения в свЯзи с ведьмой.
1453 г. — окончание Столетней войны, полная независимость Франции
В НАСТОЯЩЕМ ВРЕМЕНИ…
Листья опали — и души опали,
судьбы опали. Тягучий ноябрь,
вылив дожди, завершится едва ли:
чем-то заклинило наш календарь.
Месяц — навеки, тоскливо, впустую.
Выцвели краски, как не было их.
Тихо компьютер гудит вхолостую,
cам заплутав в алгоритмах своих.*
____________________________________________________
* Стихотворение написано в январе.
* * *
Не разглядели сгоряча,
что угасали — многие.
Живую жизнь, как саранча,
пожрАла психология.
Сгубила людям ночь и день,
сожрала всё, что теплится.
Она отбрасывает тень –
на полпланеты пала тень! –
тень Геббельса. *
__________________________________________________
*Комментарий к данному сихотворению представляет собой отдельное эссе (где тщательно указаны источники), которое, ввиду его большого объема, приводить здесь нецелесообразно. 
Начинается оно с приведенного рассказа Николаса Рейзмана, одноклассника Йозефа Геббельса. Рейзман рассказывает, как еще в школе Геббельс отомстил отвергшей его девочке и ее возлюбленному. Он распустил в классе непристойный и заведомо ложный слух о ней и еще об одном их однокласснике. В результате все отрицали упреки в свой адрес, но оскорбленные в лучших чувствах влюбленные расстались навсегда. Геббельс усвоил, что ложь, даже без доказательств, оставляет почти вечные следы, а клевета — опасное оружие. 
Впоследствии министр пропаганды Третьего рейха Геббельс часто использовал подобные приёмы, прибегая к дезинформации и «черной» пропаганде. Его штат состоял из двух тысяч четырёхсот пятидесяти агентов влияния. <Из статьи С. Лекарева «Властелин кривых зеркал», «Аргументы неделi» (Информационный партнёр счетной палаты РФ), № 17 (51), 26 апреля 2007 г. То же в интернете: http://argumenti.ru/spionage/n62/34379. Если страница в интернете не открывается, (а здесь по ссылке почему-то не открывается), то можно открыть новую вкладку и указать данный адрес (почему-то срабатывает лучше), или можно найти её по указанному номеру газеты — просто там же, на сайте: http://argumenti.ru/, — откроется.>
Далее в эссе следует упоминание о событиях 8 августа 2008 года — «08. 08. 08», когда в день начала Пекинской олимпиады Грузия напала на Южную Осетию, а все западные средства массовой информации хором сообщили о нападении России на Грузию. В конечном счете все во всем разобрались, но эмоции были уже испытаны, психологический эффект произведен, и в глазах западного общественного мнения по имиджу России был нанесен мощный удар, в какой-то мере необратимый. «Оскорбленные в лучших чувствах, влюбленные расстались…»
В данном комментарии-эссе говорится о современных психологических методах морального и физического уничтожения людей, о способах ведения информационно-психологической войны, упоминается о нелетальных и летальных последствиях применения психофизического оружия индивидуального и массового поражения, о лжи и дискредитациях, применяемых теперь как тщательно разработанные технологии.
Надо заметить, что в данном эссе, как оно было впервые написано и опубликовано в 2009 году, последняя тема на тот момент разработана пока еще довольно слабо…
МАРИОНЕТКИ
Краски стерты, лица тусклы,
то ли люди, то ли куклы,
взгляд похож на взгляд, как тень на тень.
<…>
До чего ж порой обидно,
что хозяина не видно, — 
вверх и в темноту уходит нить.
Куклы так ему послушны!
И мы верим простодушно
в то, что куклы могут говорить.
А. Макаревич
А хозяин и не нужен.
Дело здесь гораздо хуже:
не заметив собственную нить
и того, что ей послушны,
КУКЛЫ верят простодушно
в то, что могут сами говорить.
Здесь простят, а там осудят
то ли куклы, то ли люди,
веру выбирают и мечту,
и рыдают, и смеются,
любят, ссорятся, дерутся…
Нить уходит вверх и в темноту.
Пару кукол поманили
и тихонько предложили
собственный устроить балаган.
Вот потеха происходит! –
куклы сами кукловодят,
дешево купившись на обман:
забавляются другими,
как игрушками живыми,
«мир меняют», празднуют успех,
упиваются по ходу
«властью» и своей «свободой»…
Нить уходит в темноту и вверх.
Весь сценарий жестко схвачен,
каждому свой час назначен,
а в конце спектакля — тлен и прах:
«Кукол снимут с нитки длинной
и, засыпав нафталином,
в виде тряпок сложат в сундуках».
Вроде, и спросить неловко:
как бы эту постановку
отменить, испортить, прекратить?
Если куклы — извините,
если люди — то без нити
лучше бы и умирать, и жить.
ХУДОЖНИК
Он стоит задумчиво в простенке,
за картину браться не спешит,
на палитре пробует оттенки
цвета человеческой души.
В очень старом доме с мастерскою,
на палитре, чуткой, как эфир,
что-то зарождается другое:
он ТАКИМ еще не видел мир…
* * *
Спокойная радость спокойных времён –
мираж для потомков с их вечной тоской.
Возможностью счастья подразнится он
и снова обманет. И снова — рекой
нахлынет смешенье трагедий и снов.
Отдельной судьбе — да о чём разговор! –
без разницы, право, в каком из веков
задута свеча, передёрнут затвор.
А счастье всё ближе — вот-вот, и возьмём.
А беды — хитрей, изощрённей, страшней.
…А дождик — всё капает сумрачным днём
на грустной планете, — и шепчется с ней…
* * *
На основе стихотворения,
написанного в 14 — 16 лет,
когда я была еще Аллой Даниловой
и когда еще казалось,
что впереди — огромная жизнь…
Солнце. Полдень. Скорость.
Потеряла стремя –
лучше оба бросить.
Где-то близко — время.
Время не обгонишь,
можно только вровень.
Прикусив, проглотишь
что-то вроде крови.
Скорость опьянила, –
а её всё мало! –
сердце ритм сменило,
в резонанс попало,
вот, толчок — и льется,
обдувая плавно,
ветер, как в полете
с временем на равных.
Вороному — воли
не бывает много.
Дикий берег моря
стелется полого.
© Copyright: Алла Тангейзер, 2011
Свидетельство о публикации №111052405926 
СТИХИ — ИЗ ДАВНЕГО 
ГЛАСНЫЕ
(по одноимённому стихотворению Артюра РембО)
Нет, нет, РембО, не так! –
отчаянный провидец,
от чаяний — корабль, отринувший причал*…
Пространства языков, сплетясь, разъединились
в отстроенный хаОс смешавшихся начал.
Наверно, ни о чем и спорить не пристало:
ассоциаций рой — и без иных глубин…
Но нет, Рембо, не так! — 
«А» — это только Алый,
огонь, вино и кровь, 
и может быть, рубин.
Когда великий час шагнул из колоннады
на грани двух эпох и двух неравных сил,
окрашена уже, как отсветами Ада,
наперерез алА срывается в рыси **…
«А» — стон,
прозренье — «А»,
и где-то жизнь под ними,
сведённая в одно, как Астры лепестки…
И кажется, красно двусмысленное имя,
пылающего «А» зажатое в тиски.
«Е» — желтизна песков 
и марево Египта,
горячий лЕтний диск
и золото полЕй.
«И» — Изумрудный лист, 
Июнь, в садах разлитый, 
«У» — синь (Ультрамарин), — не ведаю о ней, –
«О» — где-то в Облаках,
чуть голубее снега
и может, чуть серей — затягивает взгляд…
Так звуки предстают из речевого бега,
расцвечиваясь в свой
неповторимый ряд.
Здесь вырастет закон
и сам себя низлОжит,
здесь строй душевных струн
рождает спектра строй.
Но — черный? 
Нет, Рембо, не так! — да разве может
поющий звук зиять
безжизненной дырой?
Он будто из земли
пробьётся непреложно
И мир преобразит
рассветною порой!..
__________
*Здесь можно вспомнить знаменитое "программное" стихотворение Артюра РембО "Пьяный корабль".
**В книге Михаила Булгакова "Мастер и Маргарита" — выход Прокуратора, когда дорогу ему пересекает кавалерийская ала (одна из союзнических частей, которые комплектовались варварами — солдатами, не имевшими римского гражданства, но желавшими получить его за службу.
© Copyright: Алла Тангейзер 8, 2017
Свидетельство о публикации №117061108343
Из новых стихов
МОНОЛОГ ССЫЛЬНОГО
Это всё — не вчера и не вдруг. 
НарочИто
мне приставлен общения круг
и просчитан.
Собеседники — мой приговор.
Пересменка — 
и опять, и опять разговор,
как со стенкой.
Нет, со стенкой — удобней: она
не заставит
выворачивать душу до дна,
не подставит,
но выслушивает до конца,
понимая,
и не злит выраженьем лица…
И немая.
Только хочется мысли живой
и ответа…
Хоть бы кто,
хоть бы этот конвой! — 
хоть бы где-то — 
проблеснула заветная нить,
завязалась!..
Я пытаюсь опять говорить, 
с кем осталось:
и о красках, и о стихах,
и о звуках,
о далёких моих городах,
о разлуках,
о «сейчас» и невнятном «потом»,
о затишье…
Но не слушает снова никто 
и не слышит.
Будто смыслы со слов отряхнув
по привычке,
будто все зазубрили одну
методичку,
не дают и ни договорить,
и ни плюнуть,
а внушают, внушают, как жить
и что думать.
Собеседники — мой приговор.
Пересменка — 
и опять, и опять разговор,
как со стенкой.
Нет, со стенкой — удобней: она……
2010, СПб.
_____________________________________
*Это написано в Петербурге во время моего вынужденного пребывания там в связи с тяжелой болезнью отца. К отцу и к родительской ситуации как таковой оно не имеет никакого отношения, — там хватало других причин и поводов его написать. Но стихотворение — конечно, о себе.
© Copyright: Алла Тангейзер, 2011
Свидетельство о публикации №111053105987 
СОН РАБА
И не уснуть, и не проснуться, —
в ночи мучения свои.
Уже не в силах повернуться,
и грежу в полузабытьи:
бреду по выжженному полю —
и нескончаемо оно.
…Такою мне явилась воля,
не снившаяся так давно!
С неодолимым постоянством
кругом — безмолвие глуши,
и выгоревшие пространства,
и ни одной живой души.
Охраны нет, и я свободно,
как мне мечтается всегда,
могу идти куда угодно,
но в результате — вникуда.
Плетусь едва, не различая
ни направленья, ни пути,
в своём отчаяньи — не чая
хотя б куда-нибудь дойти.
Уже не вглядываюсь — мало
Мне бед! — 
Всему один закон…
И уговариваю вяло 
себя, что это — только сон.
Но ни к чему и просыпаться:
из безнадёжности одной
в другую мне перебираться —
нужды не вижу никакой.
Всегдашний привкус жизни — горький.
Отраву пью — свою беду.
И поднимаюсь на пригорки,
не думая, куда иду…
Но неужели? — 
В мутной дали
на стыке гари и небес
цветет полоска разнотравья
и сочно зеленеет лес!..
Там — и ручьи, и буйство цвета,
и тень, и дышится легко… 
Но всё великолепье это —
так непомерно далеко!..
Дойду — и ухну в эту зелень,
водой ручья ополоснусь…
Так хочется ступить на землю
живую —
раньше, чем проснусь, —
тогда — как знать! — 
в моей тюремной
реальности, глаза открыв,
найду и выход вожделенный
из беспросветностей моих…
Спешу по гари, спотыкаясь,
во сне — покуда длится тот, — 
и с каждым шагом приближаясь,
живой — чуть шире горизонт…
Весна 2010, СПб
© Copyright: Алла Тангейзер, 2011
Свидетельство о публикации №111053106425
***
М. М. (Б.)
Своё освоивший,
смевший САмое,
сменявший
смелость на смачность
лет,
сумеет —
в сонме сомлевших заживо —
досаду сплюнув,
увидеть свет:
«Художник
может обидеть всякого.
Сияют ночи
во мраке дней.
Все полноцветия —
одинаковы,
но красок полон —
театр теней»…
Москва, 17 января 2012 г.
© Copyright: Алла Тангейзер, 2012
Свидетельство о публикации №112011708996 
***
Скудостью душ исполнясь,
меркнет Земля.
На ней —
всё набухают подлость
с мерзостью этих дней —
сумрачных.
Москва, 30 июня 2012 г.
© Copyright: Алла Тангейзер, 2012
Свидетельство о публикации №112063004007 
* * *
Краткий лозунг первой самой
послевыборной рекламы — 
на футболках. Мы прочтём
и усвоим: «Всё путём».
Будет исподволь указан
этот путь, когда ни разу —
как тебе на свете жить —
ни подумать, ни решить.
Можно деньги делать смело,
даже красть (когда умело), —
но нельзя тебе сойти
с генерального пути.
Много знать — отныне вредно.
А надолго и безбедно
хочешь выжить — ни к чему
больше думать самому, —
разве только про доходы
(если страсти — то по ним),
да про чаянья — в угоду
плотским радостям немым.
Если что — тебя поправят
и снаружи, и внутри.
Ну а нет — тогда затравят.
(Поестественней умри!)
Этот путь когда-то в Лэнгли
разработан в мелочах
и разыгран, будто в кегли:
к палачу от палача
(балаганного, из местных, —
свой декор и свой оскал).
Лэнгли это интересно.
Даллес так и предлагал.
Наблюдаешь ныне ясно,
(вовсе не кошмарный сон):
одинаковые массы
одинаковых «персон».
Путь — победный, и на диво
будут, будут навсегда
сыты, счастливы, красивы
те безмозглые стада!
А отыщется причина
(в Лэнгли только подмигнут) —
сами с кручи, да в пучину,
как бывало, сиганут.
… Сквозь потёмкинские своды
каплет ржавая вода.
Путь убитого народа —
сквозь болото — в никуда.
И не вспомнится ни разу
(больше некому смекнуть):
липкой ложью был навязан,
всё которым, этот путь…
______________
Примечание: Лэнгли — комплекс зданий штаб-квартиры ЦРУ, расположенный в 8 милях от Вашингтона, в г. МакЛин, графство Фэрфакс, штат Вирджиния. Окончательно отстроен в ноябре 1963 года.
© Copyright: Алла Тангейзер, 2013
Свидетельство о публикации №113011007752
***
Памяти моих родителей –
Тамары Николаевны и Евгения Александровича Даниловых 
И всегда уходил я дотоле и с былью, и с болью,
и накатывал снова сюда — за волною волна,
и себя омывал у протоки, пропитанный солью,
и судил, и чудил, и бродил — выводила Луна…
А теперь эту тёплую гавань отчаянно смыло
с окуляров биноклей, и с жизни, и с лоцманских карт.
И по-прежнему мягко влечёт безымянная сила,
только вот, растворилось значение слова «назад».
И теперь в темноте различимо мерцанье холодных
равнодушных огней — ни обрадоваться, ни завыть –
этих гаваней мёртвых, хотя и, конечно, пригодных –
столоваться, поспать, отряхнуться и быстро уплыть.
Ну а значит, и дали отныне, и дальние страны
аромат потеряли, октавы, палитру души.
Мне не горько давно, а всего лишь по-прежнему странно.
Я не понял ещё ничего и ещё не решил…
____________
Примечание.
Мёртвыми гаванями названы пристанища — чуждые, посторонние.
Смытыми, исчезнувшими гаванями — где никого не осталось в живых…
© Copyright: Алла Тангейзер 8, 2017
Свидетельство о публикации №117090506068
КОЛЫБЕЛЬНАЯ
Не узнать её в отставке,
родину свою.
Спи же пьяная на лавке, 
баюшки-баю.
Как тебя разворовали,
я тебе спою,
где кого короновали,
баюшки-баю.
Про недавних про бандитов,
да в лихом строю,
про квартиры и кредиты,
баюшки-баю.
… И дадут опохмелиться,
и ещё нальют…
Что-то, милая, приснится! -
баюшки-баю, -
сладкий сон о миллиардах
где-то за бугром,
о краплёных старых картах -
газ— и нефтепром,
о рождённом от невежды…
Выкидыш?.. — но спас
он последнюю надежду -
ниже-средний класс…
Попивай себе, не суйся
не в свою струю.
Не простынь, давай… Обуйся.
Баюшки-баю…
26.07.2013, Москва
© Copyright: Алла Тангейзер, 2013
Свидетельство о публикации №113072606893 
* * * 
Ненависть — единственное чувство,
что в крови пульсирует, живёт,
маету возводит до искусства
и дыханью — смысла придаёт,
помогает созерцать и ВИДЕТЬ
вырожденье канувшей страны,
тупости размеренную сытость,
гениев могильные холмы,
на Земле — свободу по понятиям,
и везде у власти — паханов
в их неброском современном платье,
с их извечной сущностью мозгов.
Отравляй же веселящим газом! —
детонируй,
грохочи, живи! — 
ты же — протоплазменным экстазом
из поруганной встаёшь — любви!..
© Copyright: Алла Тангейзер, 2015
Свидетельство о публикации №115010507394
 СТРАСТЬ КОМАНДОРА
Пока кружевами сплетается вздор
салонный, врачуя раны,
безмолвно в засаде стоит Командор,
охотник на дон Гуанов.
Во мраке часовни и в трауре лент,
во вдовьих слезах обитает.
Казалось, навеки остыл монумент,
но в холоде мрамора — знает,
что будет забывшийся Каменный Гость
недолго скучать в величьи:
ему истомлённая вдовия плоть
опять приведёт добычу…
15.10.2015,
Москва.
______________
Примечание.
Кто не очень уловил суть стиха, может дополнительно обратить внимание на название, четвёртую (третью и четвёртую) и последнюю строки.
© Copyright: Алла Тангейзер 5, 2016
Свидетельство о публикации №116021205751
ИСПОВЕДЬ БАРАНА
Мне совсем немного надо:
я жую — и я живу.
Я — баран тупого стада
и щиплю себе траву.
Моё мясо будет ловко
пережарено на плов.
Моя шкура — заготовка
для хозяйских зипунов.
Вроде бы, забот не зная,
чувствую, пока жую:
мне не нравится хозяин, —
нудно мне в его раю.
Нет, ему не будет толку
от меня — на шашлыках!
Лучше я отдамся волку,
и в живых его клыках
хоть однажды, но — в экстазе
под конец затрепещу, —
шерсть мою — до безобразья
перемажу и спущу!
Кости жёлтые развею
в перелеске — на года!..
За оградой чую зверя, —
это значит: мне — туда!
Я не подниму тревоги,
паникуя в кутерьме, —
навострю к ограде ноги,
сообщу тихонько: "Ме-е-е!.."
16.10.2015,
Москва.
© Copyright: Алла Тангейзер 5, 2016
Свидетельство о публикации №116021205779
«ПРЕСТУПЛЕНИЕ»
В мире умершем — цифрой давно обездвижено слово,
всё сосчитано и, к чему велено, приведено,
мера лжи вплетена виртуозно в обойму законов,
но… 
Преступленье таится и там, и таится — давно.
Сухостой втихаря зацветает невиданным цветом,
чтобы вызреть запретным плодом (одинокий герой…),
прорастают и песни ненужные из-под запрета,
и наука меняет иные законы порой.
Это — жизни живой, перечёркнутой, стало быть, тайной —
Очень бережно и нелегально хранимый приют.
Если вдруг ошибётся однажды хранитель случайно — 
обнаружат, узнают, и всё, что отыщут, убьют.
Но живёт этот крошечный мир до сих пор почему-то,
и являемся мы — создавать, и хранить, и растить.
Может быть, лишь за этим последняя эры минута
до сих пор ещё тянется, — чтобы тянуться и — быть?..
Москва, 19.08.2016.
© Copyright: Алла Тангейзер 8, 2016
Свидетельство о публикации №116081907522
***
Эту планету давно захватили Чужие.
Может, проникли сюда потихоньку в ночи?..
Понаблюдали немного за нами — как жили,
и под людей мимикрируют, коих разбили, —
стали несметны их полчища, как саранчи.
Кажется им, что они рассуждают, как люди,
образы будто бы прежние пущены в ход.
Для маскировки твердят бесконечно о чуде, —
всё с лицевой стороны замечательным будет,
ну а нутро — перевёрнуто наоборот.
Чем красивей оболочка у этих созданий,
также у их обиталищ, и их городов —
тем изнутри отвратительней запах желаний,
тем извращённее суть получаемых знаний
и неприглядней — изнанка возвышенных слов.
Так и останется мир — привлекательный остов,
Замерший памятник некогда умерших душ.
Не завоёван, а пал — остановкою роста,
и изнутри понемногу изъеденный просто, —
молча и мрачно плывёт во вселенскую глушь.
Так и сгубила нас тихо красивая рать.
Ну, а Чужие — отправятся дальше искать,
где бы ещё бы им жизни живой отсосать…
Москва, 01.09.2016
© Copyright: Алла Тангейзер 8, 2016
Свидетельство о публикации №116090404591
ПРОЗА
И ОПЯТЬ О НИКЕ…
Нет, всё-таки, ещё раз — о Нике Турбиной.
Девочка, родилась в декабре 1974 года и росла в Ялте. Была ли она действительно талантливой поэтессой? Видимо, да, поскольку такое тонкое восприятие стихотворных текстов и врождённый к ним интерес говорит за себя.
Адрес более или менее приличного сайта с биографией —
http://www.nturbina.ru/nika/biografia.html .
В очень раннем детстве она начала сочинять стихи. Известность к ней пришла уже в 5-7 лет. Но как она их сочиняла? — они ей СНИЛИСЬ ВО СНЕ (или приходили в сознание в сомнабулическом состоянии), — она говорила: «Мне их диктует Бог». Но содержания они были отнюдь не «божественного»:
* * *
Алая луна,
Алая луна.
Загляни ко мне
В темное окно.
Алая луна,
В комнате черно.
Черная стена,
Черные дома.
Черные углы.
Черная сама.
* * *
Болен мир
Болен мир болезнью черной:
Иль проказой, иль чумой.
Бродит сумраком прикрытый
Жуткий вой.
Не родит сегодня мать дочь,
Упадет ее слеза в ночь.
И земля не в силах кричать.
На губах ее смерти печать.
Черный пепел вместо дождя
На лице твоем.
Так какой теперь дорогой пойдем?
И т.п.
Лично мне не надо рассказывать, что такое сны. Как снятся и как воспринимаются ФАЛЬШИВЫЕ сны, я знаю прекрасно. В 2006 году, после письменной и устной истерики по их поводу в приёмной ФСБ РФ, мне их через некоторое время «закрыли» вообще, чему я несказанно рада до сих пор. (Не знаю, ФСБ-шники «закрыли», или нет, — не суть.) И лично у меня интуитивно нет вообще никаких сомнений, что стихи Ники были не её, — взрослые.
Она так и не научилась как следует писать, — стихи под её диктовку, когда она просыпалась, записывали мама и бабушка. Слава к ней пришла практически сразу, а в 12 лет она получила в Венеции (куда её возил Евтушено) «Серебряного льва».
Спустя некоторое время мама её выходит замуж и Нику отправляют в Москву. И она… перестаёт писать. (Где-то я читала, она жаловалась: «рифмы пропали».) Судя по всему, в Ялте к ней была «подстройка», и именно там была возможность «диктовать» ей в сознание. Но «планов» на её процветание и не было: совсем не для того была устроена вся эта история.
Наоборот, именно таким способом был на корню уничтожен подлинный, СВОЙ талант: её с раннего детства приучили к лёгким и «гениальным» для ребёнка стихам, к лёгкой, дармовой славе, у неё не могло появиться привычки работать над текстами, совершать усилие (даже писать как следует она в результате не научилась), а без этого поэтический дар проявиться и развиваться не может.
Здесь, в разговоре о Нике, православные обычно кричат о сатанинском воздействии и сатанинском источнике взрослых жутковатых стихов мальнького ребёнка, но я сама этого «сатанинского воздействия» наиспытывалась по самое некуда, и ничуть не сомневаюсь в человеческом, психотронном его источнике.
Ну а потом она стала не только не нужна, но здесь, похоже, был и более широкий антикультурный проект, предполагавший некоторое воздействие на общество: усиление у родителей «страха вундеркиндства», которое «плохо кончается», перестроечный вектор в целом — переориентация на губительный для человеческой сущности «прагматизм как таковой», который в сегодняшнем мире «победил» отнюдь не случайно и не естественно, — в общем, усиление «общественного мнения» на предмет того, что надо «не дурью маяться, а заниматься делом». 
Конечно, писать она перестала и стала больше не нужна (навязанную ей «роль» она уже выполнила, и оставалась только соответствующая гибель). 
Ещё один эпизод. Цитирую с указанной страницы её официального сайта:
«««В шестнадцать лет Ника выходит замуж за 76-летнего богатого швейцарца <психолога> и уезжает с ним в Лозанну. Так как муж часто отсутствовал на работе, Нике было скучно находится одной дома. Работать не позволял муж. Это естественно — Ника Турбина была и без того полностью обеспечена. Но она ненавидела находиться в одиночестве, и через полгода начала пить. А ещё через полгода вовсе ушла от богатого супруга и вернулась в Москву.»»»
Приведённый эпизод совсем уже веет чем-то знакомым, и тоже донельзя похож на «приколы ВАШЕГО городка»…
Её свели с какими-то хиппи, посадили на наркотики и алкоголь (а при потерянном смысле жизни сделать это было тем легче). Сознание нарушилось достаточно для того, чтобы ничего нельзя уже больше было восстановить и развивать по новому, нельзя было нормально анализировать причины всего, что с ней произошло.
Пройдя ещё некоторые перипетии, в 27 лет она, так и не вылечившись от своих зависимостей, то ли выбросилась, то ли сорвалась из окна и разбилась насмерть. Чем большей была её слава в детстве, тем сильнее был общественный эффект от такого её конца…
Вот, это — один из примеров такого (по сути, по принципу и в таких целях) сценария, которые упорно пытаются применить и ко мне. А цель всего — создание пресловутого «человеческого муравейника», расы довольных рабов, когда поэзия, искусство, философия и наука останутся уделом «элиты», а не обслуживающей её части «рабочего человеческого наполнения», —
«Монолог из фильма “Мёртвый сезон”»,
http://www.stihi.ru/2014/12/16/7523,
http://www.proza.ru/2014/12/16/1633 
(о том, что можно обойтись безо всякого RH, говорится в эссе «Феромоновое обаяние — “Мёртвого сезона”»,
http://www.stihi.ru/2014/11/19/9363,
http://www.proza.ru/2014/11/19/1894 .)
© Copyright: Алла Тангейзер 9, 2017
Свидетельство о публикации №217061001408
ЧТО ДЕЛАТЬ С ДУРАКАМИ?..
Не одна я до этого додумалась. Уже не один автор на «Стихах» и «Прозе» хихикал по поводу одной из любимых литературных тем: о дураках. А именно: «Как много на свете дураков! И как приятно об этом говорить, ведь я-то всё это прекрасно понимаю. А одного вижу просто каждый день, и по несколько раз. В зеркале».
Но так рассуждают, понятное дело, умные. А дураки — остаются. И множатся. Что же с ними делать?
Убивать — это уже не комильфо. Хотя некоторая категория умных додумалась до «аккуратных и гуманных» убийств, имитирующих естественный ход событий, — якобы дураки умирают преимущественно от собственной дурости. Но умные из дураков раскусили уже и их. Так что и такой подход к решению проблемы сути со временем не меняет.
Проблему пробуют решить и на генетическом уровне. Но вряд ли что-нибудь получится, поскольку в общей массе особей с явно возросшими интеллектуальными способностями кто-нибудь, да окажется всегда дурее.
Самый радикальный выход из положения — сделать умных — ещё умнее, а глупых — ещё глупее, и использовать их как рабсилу во благо умных, то есть, во самое, что ни на есть, благо человечества. Но последним, при всей их глупости, что-то упорно здесь не нравится, и умных они норовят всё время перехитрить. Занятно, что нередко — успешно…
Замечена любопытная вещь. Большинство людей отнесётся более или менее индифферентно, если им сообщить, что одеты они — на среднем уровне и ниже, что их доход — ниже среднего, что знания их — ниже средних. (Правда, в последнее время общество стараются ориентировать так, чтобы высокий уровень дохода и респектабельная внешность становились превалирующими ценностями. Но и это получается не всегда.) А вот если сказать человеку любого пола, возраста и социального слоя, что умственные способности у него — ниже средних, это неизбежно приведёт к протесту, внешнему или внутреннему, или к некоторой психологической травме, к чувству уязвлённого самолюбия. И человек, не протестующий явно, может затаиться. Включая некоторых женщин, которые на словах иногда почему-то соглашаются с тем, что их умственные способности от природы — ниже. Я тоже иногда так считаю, но лично ко мне-то, умной, это не относится совершенно… ;о)
Львиная доля психических расстройств начинается на почве мании величия, то есть — от неудовлетворённости собственным умственным статусом, особенно с точки зрения окружающих. Вот, «Бардашков» — умнее всех умных, но, поскольку этот факт, похоже, не получает общественного признания, то внутренней потребностью становится умное уничтожение других, тем более, дураков, — преуспеяние в этой области, глядишь, искомое признание и доставит, хочешь того или не хочешь…
Более того, даже те, кто говорит (и думает!): «Мы — люди маленькие, звёзд с неба не хватаем и вполне знаем своё место (была охота лезть в эту драку, дожидаясь перекушенного горла!..)», — добивается тем самым определённой меры спокойствия и безопасности, то есть, на поверку, оказывается УМНЕЕ ДРУГИХ. Вообще-то, заметьте, человеку ПО ПРИРОДЕ СВОЙСТВЕННО не только хотеть быть, считаться и чувствовать себя умным, но у него есть и очевидная природная потребность (в силу природы разУМНОГО существа) — быть, становиться, считаться и чувствовать себя — именно умнее других, даже если очень трудно себе в том признаться, и даже если он готов поделиться таким статусом с определённым числом ТОЖЕ ИЗБРАННЫХ — умных и толерантных, во всяком случае, лично к нему…
Почему-то об этом не говорят, но, похоже, что это свойственно именно ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ПРИРОДЕ. А инстинкт соперничества определяет вечную, неизбывную охоту на дураков, для кого каких…
Я предлагаю решать проблему «что делать с дураками?» — в другой плоскости: «ЧТО ДЕЛАТЬ С УМНЫМИ?»
Действительно, проблема голода сейчас более или менее решена (по крайней мере, кое-где), и тогда — особенно остро проявляется потребность быть не просто умными, но обязательно — умнее других. И опрометчиво думать, что этому подвержены только дураки. Дураки об этом открыто скажут, но ведь практически все — умные…
Почему-то эта проблема никогда не ставилась, но потребность быть, считать себя и оказываться признанным умным и даже умнее других — сродни ГОЛОДУ, но не на физическом, а на интеллектуальном, ментальном уровне. Похоже, что это — тоже ИНСТИНКТ мыслящего существа, до сих пор, почему-то, стыдливо не узнанный, не названный таковым, но подобный голод является ГОЛОДОМ. А голодных необходимо так или иначе кормить…
Давайте, чуть ли ни впервые в истории, назовём эту проблему адекватно и, в коем это веке, ПОПРОБУЕМ РЕШАТЬ именно её. Какой бы неразрешимой она ни выглядела, но надо хотя бы начать. (Чего только человечество ни начинало решать! — и ничего, в основном, справилось. Как я писала в эссе «Как бы обойти те же грабли?..», до сих пор не законченном, «как только человечество отказалось от идеи вечного двигателя по причине доказанной принципиальной невозможности его изобретения, оно открыло и изобрело такие энергетические возможности, которые раньше, при прежнем уровне развития науки, были не известны и не приходили никому в голову». Так что проблему надо назвать и РЕШАТЬ, — а там, глядишь, когда-нибудь, что-нибудь, да получится…)
Что же делать с умными?.. Бить? — ну, это — вечная тема, их били всегда, а всё равно, так ничего и не доБИЛИсь. Потому что «умным и ещё умнее» хочется быть самому, а не чтобы кто-то другой. Справедливо писал об этом Булат Шалвович:
«Дураком быть выгодно, да очень не хочется,
умным — очень хочется, да кончится битьем… » —
а воз и ныне там. Убивать? Опять не комильфо. Правда, ныне создатели «человеческого муравейника» пытаются и бить, и убивать (не очень только заметно, чтобы никто не надавал сдачи), и просто снижать умственные способности (у других, у «рабочих пчёл», не у себя), сокращать «образовательные программы для всех», отвлекать беспрецедентным сексом, беспрецедентными же доходами, играми (компьютерные автоматы, ВРОДЕ КАК, позакрывали, но навыпускали гаджетов) и чем угодно ещё. Но организуют это, похоже, умные, конечно, но из этих умных — дураки. Если у человека есть ИНСТИНКТИВНАЯ потребность быть умным и умнее всех, то она прорвётся и постарается мстить. Причём, постарается очень сильно.
Так что же делать с умными? Лично я — не знаю. (Я, как вы понимаете, оч-чень умная, но иногда — и такая дура…) Однако, похоже, что, как необходимо накормить голодных, так же надо ухитриться и каждому человеку утолить другой, совершенно реальный голод — предоставить возможность оказываться, чувствовать себя и быть признанными — УМНЫМ И УМНЕЕ ДРУГИХ. Причём, КАЖДОМУ. Задачка — вряд ли хитрее вечного двигателя. Но — как знать? — может быть, решение у неё — как раз есть. А может, в случае неразрешимости — удастся, как и в упомянутой истории, и при «доказанной принципиальной невозможности такого социального изобретения, будут открыты и изобретены такие возможности, которые раньше, при прежнем уровне мысли и развития науки, были не известны и не приходили никому в голову»…
А если понять, «что делать с умными», то есть, с человеком, таким, какой он и есть, то проблема «что делать с дураками» и отпадёт за бессмысленностью…
© Copyright: Алла Тангейзер 9, 2017
Свидетельство о публикации №217061101271
БЕЗГРАНИЧНАЯ ВЛАСТЬ 
Что же может стоять за моим давним наблюдением, что с определённых пор совершенно разные люди, разного пола возраста, национальности, социального статуса делают «одно, и то же, одно, и то же», — как в отношении многих явлений, включая политические, так и в отношении лично меня (и героини моей «Вспышки»)?..
Всё это — сколь невероятно, столь же и удивительно просто. И опять, хоть тресни, вспоминаются «Отроки во вселенной», хотя ни о каких «других планетах» речи здесь, скорее всего, не идёт вообще. (Сам фильм «Москва-Кассиопея» и «Отроки во вселенной» тоже придуман, снят, сыгран и пущен в прокат для восприятия — тоже исключительно на планете «Земля». Так что, с любой точки зрения, Космос здесь и не причём. Тем более, что катастрофа, случившаяся на Вариане в созвездии Кассиопея, произошла тоже на самой планете, безо всяких космических вторжений извне.) Космическую тему здесь можно однозначно считать художественной метафорой. Другое дело, что, к сожалению, здесь можно допустить намёк на вселенскую универсальность этой проблемы, когда речь заходит о зарождении и развитии разумной жизни…
Кстати, в последнее время я всё чаще стала слышать (и кстати, представьте, в среде бродяг и их «опекунов» из благотворительных организаций, но — «одно и то же, одно и то же…»), что ЯКОБЫ я считаю свои проблемы — результатом преследования меня инопланетянами…))))) До меня дошло, что «вывод» сделан из моего стихотворения «Эту планету давно захватили Чужие». Ну и, конечно, из того, что образ Чужих я стала использовать и в своей публицистике.
Уж не знаю, настолько ли таким примитивным стало нынешнее мышление, что оно не способно воспринимать метафоры и ими оперировать, или эта нынешняя «примитивность» в первую очередь ВЫГОДНА в манипулятивных целях (когда надо, например, убедить «общественность» в моём сумасшествии). Но метафора сама по себе раскрыта давным-давно в моём дневниковом эссе —
«Неужели есть определение Чужих!» 
http://www.stihi.ru/2016/09/16/8974
http://www.proza.ru/2016/09/16/1881 
Там я, опираясь на предисловие к работе Эверетта Шострома «Человек-манипулятор», определяю «Чужих», как «Человека-манипулятора», который — становится или уже полностью стал — глобальным явлением, в противовес исчезающему, но единственно привлекательному и имеющему смысл «человеческому виду» — «Человек-актуализатор» (то есть, собственно ЧЕЛОВЕК, — до появлении нынешней всепоглотившей «алгоритмической заразы»). Но это было всего лишь «кстати», — чтобы «расставить точки над Ё» в плане откуда-то выскочившего, как чёрт из табакерки, «преследования меня инопланетянами». )))))
А по существу — пока что я опять вспомнила фильм «Отроки во вселенной», и имеет смысл уточнить, в связи с чем именно.
Коротко. На планете «Земля» был принят сигнал бедствия с некоей планеты созвездия Кассиопея, и на неё отправилась космическая экспедиция, состоявшая из подростков, поскольку долететь туда, откуда был принят сигнал, они должны были, как раз, в расцвете человеческих сил — в сорокалетнем возрасте. Но, в силу определённых обстоятельств, время полёта неожиданно сократилось, и они прилетели «на место» — ещё подростками, отроками.
Фильм — ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ буквально во всех отношениях, но пересказывать его сейчас целиком нет смысла. Сейчас важно то, что же случилось на той планете, которую в честь героини окрестили «Вариана». Я дам ссылки на две свои предыдущие записи, а затем изложу суть своими словами:
«16.01.2016. — Все счастливые?..»
http://www.stihi.ru/2017/01/17/1127
http://www.proza.ru/2017/01/17/196 
и — «10. 02. 2017. — Всё же, из “Отроков”… »
http://www.stihi.ru/2017/02/10/1209
http://www.proza.ru/2017/02/10/256 .
Дело в том, что человечество той планеты дошло до высочайшего уровня развития и, конечно, достигало вершин в плане робототехники. Сначала они создали удивительных помощников, «роботов-исполнителей», настолько совершенных, что им было не чуждо даже весьма интеллектуальное чувство юмора. 
Но развитие шло дальше, следующим шагом было создание «роботов-вершителей», способных в определённой мере творчески мыслить и принимать самостоятельные решения. Тогда «роботы-вершители» сами усовершенствовали и «роботов-исполнителей», и себя самих, и, в конечном счёте, в силу их собственного понимания вещей, проистекавшего из их искусственной, неживой природы, решили усовершенствовать и самого человека. Причём, усовершенствовать «гуманно» — путём «осчастливливания». Которое происходило путём психического (психотехнологического) насилия, противостоять которому тамошнее человечество не смогло, за исключением небольшой его сохранившейся части, вынужденной бежать на искусственное космическое сооружение, и с тех пор вечно находиться на околопланетной орбите. Основная же часть живого населения той планеты становилась настолько «счастливой», что переставала размножаться и вымерла «естественным образом».
«Счастливыми» же, с точки зрения «роботов-вершителей», люди становились тогда, когда лишались «мешающих» человеческих качеств, определявших «несовершенство» их природы — совесть, соперничество, способность к самопожертвованию, зависть, доброта, неудовлетворённость собой и «всё прочее».
В фильме, чуть было не осчастливленные насильственно подростки-«отроки», в конечном счёте, победили, остались собой и отправились обратно на Землю. На которой, как естественно предполагалось во времена создания фильма, ничего подобного произойти не может в принципе…
И Космос, и «слишком разумные человекообразные роботы» — и до сего дня остаются в области научной или ненаучной фантастики. Но, согласитесь, кое-что, до боли знакомое, чувствуется в этом вымышленном «космическом» сюжете!..
Причём, что особенно интересно, фильм тот был снят в глубокую брежневскую советскую эпоху, усиленно обвиняемую теперь в «лакировке действительности» (вполне ЦРУ-шная МАНИПУЛЯТИВНАЯ манера — усиленно обвинять противника в своих собственных ЦРУ-шных грехах), и фильм — настолько ЖИВОЙ и жизненный, что там, среди «лучших из лучших и умнейших из умнейших» подростков, отправленных, заметьте, спасать чужую, неведомую цивилизацию, на космическом корабле, в порядке «нарушения дисциплины и всех мыслимых норм», оказался и троечник-хулиган, по-своему, правда, нетривиально талантливый, и он поначалу попортил немало крови всем избранным, но сыграл немалую роль и в их общем спасении, и, главное, в той случайности (вторжение ЖИВОЙ непредсказуемости), которая и сократила срок перелёта, позволив, в свою очередь, невероятно сократить время космической экспедиции, и, видимо, вернуться на Землю — тем же подростками, какими они все её и покинули (хотя на Земле, всё равно, время шло своим чередом, несопоставимо быстрее).
Но что же конкретно происходит с людьми ЗДЕСЬ, что они делают «одно и то же», почему-то преследуя одинаково — какие-то дикие, невесть откуда взявшиеся и невесть зачем «нужные» им самим цели?.. Впрочем, какие-то «логические» объяснения им при этом, скорее всего, предложены, чтобы не «смущать сознание». Но с удивительно одинаковым упорством их не подвергает сомнению, кажется, вообще никто. А это так противоречит естественной человеческой природе, какой она была ВСЕГДА (за исключением, вероятно, фашистской Германии — в основном, — и, наверное, Древнего Египта), что оно не может не поражать, не может, до определённого момента, не побуждать лично меня, например, вопить об окружающем дебилизме…
Ещё одно «кстати»: я давно не упоминала своё эссе —
«Как бы обойти те же грабли?..»
http://www.stihi.ru/2014/05/11/4597
http://www.proza.ru/2014/05/11/1017,
а там, как раз, упоминается и фашистская Германия, и Древний Египет — как примеры одинаково (?) зомбированных обществ.
Чтобы предположить, что же происходит, надо вспомнить приведённую мной развёрнутую цитату:
«Из Сергея Расторгуева — Про пиджак!»
http://www.stihi.ru/2017/02/11/1041
http://www.proza.ru/2017/02/11/181 
и эссе «11. 02. 2017. — Диагноз эпохе»
http://www.stihi.ru/2017/02/11/1593
http://www.proza.ru/2017/02/11/307 
Как обещала, я коротко изложу в двух словах смысл этих текстов.
В книге, которую я цитирую, порядок приведённых отрывков — более логически верный, а мне хотелось сразу привлечь читателя, поэтому я поменяла их местами.
Тем не менее, сначала здесь приводится пример «классического гипноза», в котором показывается, как очень квалифицированный мошенник в лифте даёт гипнотическую установку человеку, который, в свою очередь, должен ничего этого не запомнить, НЕ ЗНАТЬ об этом, но когда он услышит в дальнейшем ключевую фразу («африканская банановая лавка»), он должен выполнить всё, что велит ему сказавший это человек. Подвергнутый мошенническому гипнозу — тем более беззащитен, что он НЕ ЗНАЕТ, не помнит об этой установке и не может с помощью собственного ясного сознания противостоять внушению. Но это — лишь первый эпизод. Главный — второй, с которого начала я сама.
Врач-гипнотизёр рассказывает, как он дал гипнотическое внушение своей пациентке — через десять минут надеть его пиджак, висевший на стуле. Пациентка тоже не знала о внушении и о заданной ей цели. То, что произошло дальше — тем более поразительно, что алгоритм поведения ей НЕ БЫЛ ЗАДАН, — она должна была только надеть пиджак, мотивируя это любым образом, если надумает как-либо мотивировать (что не оговаривалось вообще).
День был довольно тёплый, помещение — нормально натоплено, но через десять минут женщина сказала, что озябла, и на коже у неё ДАЖЕ ПОЯВИЛИСЬ МУРАШКИ. Она извинилась и надела пиджак.
То есть, ЕЁ СОБСТВЕННОЕ подсознание ТВОРЧЕСКИ обработало чужую поставленную цель, о которой она даже не знала, и ВСЁ БЫ ВЫГЛЯДЕЛО ПРЕДЕЛЬНО ЕСТЕСТВЕННЫМ ОБРАЗОМ, если бы никто не знал о сделанном внушении — через 10 минут надеть пиджак!.. (А она сама никак не могла подвергнуть сомнению поставленную цель: нужен ли ей этот пиджак, почему она им так заинтересовалась, — поскольку её сознание НЕ ЗНАЛО ОБ ЭТОЙ ЦЕЛИ, о том, что сомнению можно вообще что-либо подвергать, — она только творчески нашла способ попросить этот пиджак «самым естественным образом» (и для окружающих, и, видимо, ДЛЯ НЕЁ САМОЙ)! А я бы, наверное, не «мёрзла» в тепле, а просто нахально поинтересовалась бы, идёт ли подобный пиджак мне самой, — в порядке кокетства или из собственного интереса. Вариантов много, хотя «прохлада», наверное, для многих была бы «предпочтительнее».
О политических, поведенческих и прочих целя таких внушений (вплоть до того, чтобы, простите, обкакаться или упасть, что-нибудь себе разбив или сломав), желающие могут подумать сами. А лично от себя я скажу, что в этом свете становится понятным «необъяснимое» одинаковое отношение ко мне — как знакомых, так и совершенно незнакомых людей, «хором» совершающих действия, иногда разные, но целью которых ОДИНАКОВО является моё психологическое подавление или прочие возможности создания мне (ЗАЧЕМ-ТО!..) постоянного дискомфорта, того или иного. Причём, даже со стороны тех, кто сам иногда «балуется НЛП» и легко манипулирует другими, не подозревая, что то же самое может одновременно делаться и в отношении его самого.
Это видится тем более реальным, если учесть нынешние возможности делать незаметные внушения, индивидуальные и массовые. Сейчас все смотрят пресловутый телевизор («зомбоящик»), все имеют мобильную связь. (Хотя, например, гипнотизёры, и в лифте, и в клинике, «работали» безо всякой технотроники.) А возможности незаметного внушения — сегодня почти безграничны, и касается это не только пресловутого 25-го кадра. Например (цитату прямо сейчас я не приведу, но я это читала в соответствующей литературе), музыкальная аудиозапись тоже может содержать конкретное внушение, записанное в очень медленном режиме, таком, что сознание этого текста вообще не замечает, воспринимая его, как шум, иногда совершенно уместный в современных музыкальных аранжировках, но мозг его «различает», и подсознание может выполнить установку максимально точно. И т.д.
О целях такого периодического или постоянного зомбирования я скажу во второй части этого текста, или (и) «Эпохи сатанинского морока».
Кто-то здесь обладает БЕЗГРАНИЧНОЙ ВЛАСТЬЮ. Она тем более безгранична, что никто вообще не знает, что под этой властью находится, и что здесь ЕСТЬ, ЧЕМУ ПРОТИВОСТОЯТЬ. Никто не знает, совпадает ли это с его настоящими личными целями, и воспринимает чужую волю — именно таковыми. /19:31/
© Copyright: Алла Тангейзер 9, 2017
Свидетельство о публикации №217031001183
КАК БЫ ОБОЙТИ ТЕ ЖЕ ГРАБЛИ?..
Эпиграф 1:
«Подвернулся он случайно, разумеется, взять его — тоже наш долг, но при этом мы наверняка отвлекаемся от основной цели. <…> Впрочем, наше дело маленькое. Наше дело прокукарекать, а там хоть и не рассветай…»
/Владимир Богомолов
Момент истины (В августе сорок четвертого)
М., 1974. Часть первая. Группа капитана Алехина. 37. Таманцев.
Эпиграф 2:
Выбирайся-ка, Тесей, из лабиринта! —
Минотавр уже давно здесь не живет.
Здесь твои природные инстинкты
Не помогут совершить полет. <…>
Хватит наслаждаться тупиками,
Биться в стены буйной головой.
Истина укрыта за горами.
В этом лабиринте ты чужой.
Здесь тебя отравят, словно крысу.
Минотавр — и тот давно издох.
Здесь на стенах умирают мысли,
И сюда не спустится твой бог.
И тебе до бога не подняться,
Хоть молись, хоть вышиби мозги —
На глазах голодных папарацци,
Королей и прочей мелюзги. <…>
/«Стихи.ру». Дмитрий Рудаков. «Парадный выход, вылет, выдох»./
Эпиграф 3:
<…> Не уча, как надо жить,
Солнце греет мир суровый,
а Земля за ним кружит,
словно муха за коровой. <…>
/«Стихи.ру». Сергей Сомнинский. «Мультфильм»./
I. СУТЬ ПРОБЛЕМЫ
Разговаривала я однажды со своей знакомой. У неё всё проскакивала вера в скорое достижение мировой гармонии (не знаю уж, бабий мир она собиралась строить по принципу однополого муравейника, речь о котором у меня ведётся в пятой части эссе «Адвокат дьявола. Фильм и — день сегодняшний»,
http://www.stihi.ru/2013/10/11/8203 
и
http://www.proza.ru/2013/10/11/1613, — 
или мир, какой-то там ещё), а у меня её реплики нередко вызывали столь же бабью внутреннюю взрывную реакцию, и я начинала азартно нести, «что похуже»… Но, в общем, в подобном разговоре имело бы смысл отметить, что нечто подобное её прожектам уже делалось в эпоху Просвещения, и кончилось всё, как известно, Великой Французской революцией и невиданной до тех пор кровищей (хотя, конечно, в Европе и ранее повидали много). Главное же, что кроме «просвещения» вкупе с человеческой селекцией, которыми они, кажется, надумали теперь заниматься (под чьим-то, разумеется, руководством), не стоит забывать ещё и о том, что в христианстве названо первородным грехом, вследствие которого человеческая природа повреждена, — так что, вместе с известными светлыми, возвышенными, подвижническими её сторонами, она имеет изначальную (неосознаваемую) тягу к разрушению и злу. В том разговоре знакомая тут же попыталась свести эти мысли к проблеме урождённых маньяков, которых можно было бы обезвредить в самом раннем периоде жизни, — но, в действительности, с рождения далеко не всегда можно правильно оценить, насколько человек предрасположен к патологии подобного рода, так что, в случае принятия подобных «мер», опять неизбежны «судебные издержки». 
И ещё не стоит забывать о том, что Спарта, пытавшаяся «отсеивать» с рождения слабых и «неполноценных», в конце концов, проиграла «безалаберным» и «гуманным» Афинам, и закономерность тут проявляется с большей очевидностью, нежели возможная случайность: потенциал естественного жизненного разнообразия несравнимо богаче и сильнее большинства искусственных сознательных мер по «совершенствованию» природного естества. 
Но главное-то здесь — вообще в другом. Все «новые» «благостные прожекты» очередных «совершенствователей» идут ровно в тот же тупик, в который зашла когда-то эпоха Просвещения, где новорожденного человека пытались воспринимать как «чистый лист», на который можно якобы нанести любые новые записи, — причём, ошибка заключалась даже не в генетической обусловленности личности, ещё не известной в те времена. Существует нечто, в любом случае универсальное, которое не зависит ни от наследственности, ни от воспитания, и не иссякает на удивляющие парадоксы. Первородный грех? А если не в христианских терминах, то, как объяснить, как представить себе этот «надлом», действительно существующий или неожиданно проявляющийся в человеке с любым генетическим кодом, — да и надлом ли это, или что-то ещё, пока не понятое и не охарактеризованное, во всяком случае — не осознаваемое большинством?
(Вообще, нынешние «совершенствователи» не то, что не могут осмыслить уроки Просвещения и Великой Французской революции (И ПР.!!!), а им в голову не приходит этим заняться по причине элементарного незнания предмета. Поэтому-то они, как раз, абсолютно уверены в успехе «совершенно нового» и «абсолютно надёжного» (поскольку «логичного» и «обоснованного») предприятия. Вот так сегодняшние «Новые хозяева» могут успешно и очень надолго занять «сотворением идеального мира» всё остающееся после их псевдоестественных чисток человечество, поскольку следующие поколения опять ничего не будут знать, не окажутся наученными самостоятельному мышлению, — им можно будет «очень логично» подсовывать всё сначала, снова и снова, делая комедию наступания человечества на те же грабли бесконечной, — но каждое поколение будет чувствовать себя «при деле», умнее других, а значит, «работать» в предлагаемой «области» станет не менее охотно, чем их предшественники, опять хорошо забытые… Кому и зачем всё это надо НА САМОМ ДЕЛЕ — предположительно сказано уже множество раз, далеко не только мной и не мной первой, но здесь обойти эту тему опять не придётся.
Что же кроется за христианским образом первородного греха? Почему люди веками и тысячелетиями «хотели как лучше, а получалось, как всегда»?
Запросто бывает так, что человек, генетически не повреждённый, образованный даже, воспитанный и, скажем, верующий — вдруг совершает поступок (или начинает совершать поступки), который (которые) ломают весь привычный и даже, казалось бы, желанный уклад, порядок, причём, человек не мог заведомо этого не осознавать. К слову сказать, эта тема довольно часто рассматривалась Сергеем Довлатовым, — см., например, рассказ из цикла «Наши» — «Абанамат», гл.9, про двоюродного брата Борю. Это — об отдельном человеке, а уж поговорка «в семье не без урода» — подтверждается если не всегда, то очень часто. И т.д. Можно было бы сказать, что нынешние создатели «Нового мирового порядка», скорее всего, с этим ещё столкнутся. Если только они как раз не понимают все эти закономерности лучше, чем кто-либо другой. (Не потому ли, не видя реального выхода, они рассматривают, как одну из допустимых возможностей, полное уничтожение человечества?..) Ведь даже если они наклонируют идеальных особей, вероятно, именно однополых, чтобы исключить в дальнейшем любые непредсказуемые виражи развития, — чтобы и далее новые особи возникали исключительно по набору заданных и выверенных шаблонов, — вполне вероятно, что эти копии начнут однажды выдавать непредсказуемые реакции и «делать всё наоборот», — и что дальше?.. Но почему так может произойти, почему природа наша — то ли до такой степени повреждена, то ли зачем-то настолько парадоксальна?
II. ГОРЯЧО-ХОЛОДНО
В Евангелии, среди других, есть одно любопытное место: «Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден, или горяч! Но, как ты тёпл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих» (Откр., 3, 15-16). Об этом довольно много сказано в толкованиях, — особенно многое говорилось о свойствах еды, холодной, горячей и тёплой. Всё это спорно, и в реальности тёплая еда нередко оказывается предпочтительней. В Православии для большей доходчивости было даже введено слово «теплохладность», поскольку христианину, всё же, трудно объяснить, чем «тёплый христианин» хуже «холодного». (И где эта граница?) Вообще-то, обращены эти слова не к христианину, а к одной из церквей того времени, т.е. к большому собранию христиан. Но не это главное. В первоисточнике никакой теплохладности нет, — там всё очень чётко: холодный, горячий, и им обоим противопоставлен тёплый.
Я не дерзну вступать в богословскую дискуссию. Но сами эти понятия — именно горячего и холодного (полюсов) — наводят на мысль о движении между ними, а «движение — это жизнь». В то же время, «тёплое» не является «полюсом», противоположность которому и вызывала бы некое движение. И в общем плане, насколько я понимаю, причина физического движения — именно разница полюсов, тех или иных: + и — (положительный и отрицательный заряд), тепло и холод, высокое и низкое давление, и пр. Движение, так или иначе, чередуется с состоянием покоя. Значит, «покой — это тоже жизнь», но в живой природе, он имеет смысл именно как изменяющаяся величина, как-либо чередующаяся с непокоем. А полный покой — это однозначно смерть.
Похоже на то, что в человеке действительно заложен ИНСТИНКТ разрушения гармонии (так его назовём) — разрушение устойчивости как залога неподвижности. И вовсе это не повреждение, не надлом, а эволюционный закон жизни во Вселенной.
Дело в том, что гармония сама по себе — это ОСТАНОВКА. (Остановка развития, а значит, и жизни — не отдельного существа или их группы, а жизни как таковой.) В общем, насколько гармония желанна для чувствующих и мыслящих существ, настолько же она и губительна для жизни вообще в рамках вселенной. Короче говоря, гармония прекрасна и желанна, но она же — смерть.
Интуитивно человечество почувствовало это давно, не очень, правда, поняв. Но для выражения недопонятых чувств существует образ. Вот это и выразилось в идее о том, что вечное блаженство возможно только ВНЕ этого мира, когда увидите «новое небо и новую землю» (Библия, Новый Завет, Откровение Иоанна Богослова («Апокалипсис»): Откр. 21, 1), и «времени уже не будет» (Откр. 10, 5-6). Или — в другой философской системе: то же — вне материального и временнОго мира, но это — не вечное пребывание с Богом, а Нирвана, — у кого как… Будь то благословение или проклятие, но человек ОБРЕЧЁН стремиться к совершенству (совершенству счастья, удовольствия, радости), к блаженству и гармонии, но не просто никогда этого не достигать, а неосознанно РУШИТЬ, как только гармония забрезжит на горизонте. Обречён рушить, не понимая, почему опять всё кончилось плохо и опять — не начавшись… По крайней мере, только так может быть в этом материальном мире, где течёт время.
Существование такого инстинкта, конечно, не означает, что каждый человек стремится разрушить любую созданную гармонию или стабильность, устойчивость. (Хотя, не здесь ли, например, кроется причина нередкого «немотивированного» разрушения благополучных браков? — но и их разрушение происходит не стопроцентно.) Бывали в истории и ценные стабильные общества, очень долго сохранявшие привычный уклад (но ни одно не продержалось вечно). Это также не означает, что люди делятся сколько-нибудь чётко на «разрушителей и созидателей»: здесь тоже всё переплетено зачастую в одном человеке.
Но, например, всем давно известно и понятно, что литературные произведения (ныне — и фильмы) о счастливой, благополучной жизни котируются довольно редко. Уж слишком талантливым и остроумным должно быть такое произведение, — а по общему количеству — подобным произведениям нельзя зашкаливать, чтобы не вызывать ощущения тотальной, массовой скуки, «родственницы» всё того же умирания… Это — в отличие от триллеров и трагедий, включая вполне кровавые (которые, особенно в благополучном обществе, очень талантливыми могут и не быть, — всё равно останутся востребованными). «Продукция» последней категории была, есть и будет нарасхват, даже (или особенно) самым мирным «средним классом».
В «Божественной комедии» Данте именно «Ад» веками вызывал интерес, исследовался и упоминался другими мыслителями по всевозможным поводам. Даже выражение всем известно: «Дантовский ад». Но его же «Рай» никогда, кажется, внимания человечества не привлекал, во всяком случае, сколько-нибудь заметно. Выражения «дантовский рай» даже не сформировалось, и никто, как правило, не представляет себе, о чём там речь. Круги же ада многие знают, и в курсе, что в девятом, самом страшном круге помещены предатели, Иуда, Брут и Кассий. Однако, почти не интересуясь тем же «дантовским раем» и аналогичными идиллическими картинами, хотеть все продолжают в основном гармонии и счастья…
Я уверена: это — вовсе не потому, что человек не совершенен, «повреждён», пока ещё «не научен» воспринимать и «продуцировать» именно красоту и добро, а потому, что даже в столь вожделенной гармонии живая жизнь отсутствует объективно. Гармония, устойчивое равновесие — это именно смерть, и в пределе — пресловутая тепловая смерть вселенной.
Хотя я додумалась до всего этого абсолютно сама, тем не менее, не сомневаюсь, что в голову мне это пришло не первой. Всё это давно поняли мыслители (и «мыслители») западно-европейской элиты, более или менее «засекретили» эти соображения, но, исходя именно из таких установок (в принципе верных, но дальше начинается проблема интерпретации и выводов) и пытаются управлять нынешним миром, который я, например, не без причин и не без соответствующих ощущений, чувств, упорно как раз и называю мёртвым. (Кстати, слово интуитивно пришло раньше осознания, иначе уж этот-то текст точно появился бы уже давно.)
Если посмотреть на все эти процессы помимо сегодняшнего глобального вмешательства мировой элиты, то картина покажется вполне даже обыкновенной с точки зрения исторического развития во всей его перспективе целиком.
Человечество стремится к стабильности, гармонии и счастью, которые в материальной вселенной, где течёт время, недостижимы (так же, как невозможен вечный двигатель, проекты которого патентные бюро не принимают к рассмотрению уже давно). Недостижимы, поскольку само же человечество инстинктивно и подсознательно разрушает искомые стабильность и гармонию, избегая остановки во имя продолжения всеобщей жизни и развития, которое и является самой жизнью. В этом — трагедия осознаваемого живого существования, но это же является чем-то вроде универсального «двигателя внутреннего сгорания» универсума, самостоятельно и производящего сжигаемое «топливо».
Но, межу прочим, как только человечество отказалось от идеи вечного двигателя по причине доказанной принципиальной невозможности его изобретения, оно открыло и изобрело такие энергетические возможности, которые раньше, при прежнем уровне развития науки были не известны и не приходили никому в голову. Так что не исключено, что когда люди откажутся от идеи построения идеального благополучного общества, они найдут другие позитивные пути развития, не приходившие в голову раньше…
Стремление к счастью и гармонии (включая то, что мы воспринимаем и называем красотой), к увеличению жизни (во всех смыслах), к сотрудничеству — это цель, вектор эволюции. Цель недостижима, но вектор задан. Это то, куда ХОЧЕТСЯ двигаться (человеку хочется так же, как «хочется» всей материи, из которой вселенная состоит). Это побудитель самогО осознаваемого движения (живой жизни). Но достижение цели означает остановку (смерть), и всё сущее — во имя продолжения самой жизни, самого её принципа, этой остановки избегает, инстинктивно разрушая всяческие к ней предпосылки, даже старательно создаваемые (во имя продолжения этой же жизни).
Здесь всё сложно и неоднозначно, как и сама Вселенная, и сама жизнь. Жизнь (на всех уровнях, включая жизнь звёзд и галактик) выживает усложнением, структурированностью и разнообразием, стремлением к его увеличению (также и «про запас»). Но всё сущее подвержено энтропии (никуда не углубляясь, использую это слово в философском его значении) — неизбежному разрушению при остановке или в процессе деградации, но при этом и обуславливающему возможность постоянной замены старого — новым и на новом уровне, т.е. обуславливающему возможность развития как такового. Если при смене старого новым уровень нового понижается (не в отдельных случаях и не при спонтанных поисках новых форм для увеличения разнообразия, а в принципе, как тенденция), то это является деградацией — вектором смерти.
Во вселенной, так или иначе, в том или ином смысле ЖИВОЙ, всё уже «продумано», будь причиной тому воля демиурга (создателя) или самое что ни на есть свойство живой материи, на чём и основан сам принцип жизни изначально. Но «продумано» оно абсолютно без учёта потребностей и страданий индивида, сколь угодно живого и мыслящего. (Развитые религии пытаются сгладить эту трагедию различными обетованиями, — вопрос только в том, что же за этими религиями стоит, действительное коллективное прозрение или самоуспокоение интуитивного, мыслящего, творящего и страдающего человека, при этом абсолютно беспомощного перед мощью самой вселенной.)
Как всё это выглядит на человеческом уровне, мы чувствуем и видим, убеждаемся ежедневно, но при этом — боимся осознавать и анализировать.
Повинуясь вектору развития, люди стремятся к гармонии и счастью, ради этого преодолевая практически всё, насколько оно вообще в их силах. (Такой вектор — это сама сущность ОСОЗНАВАЕМОГО движения вообще.) Но любой застой, затяжное переживание вожделенных гармонии и стабильности, вызывает у человека чувство скуки, неудовлетворённости, невыносимости, тоски, которые и оказываются побудителями к разрушению уже достигнутой гармонии, — к разрушению, преимущественно НЕ осознаваемому (человек находит тысячу других причин, чтобы реализовать свои стремления, лишь бы не осмысливать инстинктивную неприемлемость самой цели). Это — если выражаться просто и схематично, не вдаваясь во все бесчисленные вероятности живого разнообразия.
Прежде чем продолжить, имеет смысл заметить вот что. Познакомившись с подобной логикой (возможно, с единственно верным, но тяжело перевариваемым восприятием жизни), может найтись целый ряд индивидов, которых озарит, что они-то, как раз, и являются, наверное, прирождёнными разрушителями, и благу вселенной готовы служить именно таким способом. Им неплохо бы заметить, что даже если такая философия будет принята повсеместно, то ухода на пенсию всех правоохранительных структур это не предполагает ничуть, и все они продолжат интересоваться «разрушителями гармонии» абсолютно в прежнем режиме, невзирая ни на что. Никаких поправок в уголовный кодекс эти рассуждения также не предполагают.
III. СИГНАЛ СКУКИ
Судя по целому ряду публикаций в разных странах, а также по некоторым очевидным закономерностям того, что мы можем наблюдать сегодня, силы, управляющие нынешним миром, такие, как пресловутый Бильдербергский клуб, а по сути — транснациональная финансовая олигархия, поняли эти закономерности исчерпывающе и давно.
Они давно осмыслили и взялись самостоятельно и тайно решать проблемы человеческой скуки в собственных интересах. С этой точки зрения «милое дело» — войны, особенно если «грамотно» организовывать их, преследуя цель собственной безопасности и собственного обогащения. (Так США достигло обогащения и стабильности, преодолело кризис в ходе II мировой войны, не понеся таких потерь, как СССР и Германия.) Но человечество развивается, и войны приобретают угрожающий размах. 
Ещё от скуки прилично ограждает само по себе чувство страха. «Замечательно», например, панически бояться ядерной войны. (И в «свободном обществе» — все при деле, поскольку заняты искренними протестами.) Но игры с угрозой ядерной войны тем более могут оказываться самоубийственными. Поэтому, собираясь в перспективе остановить эти страшилки, можно грамотно создать «исламский терроризм», на собственных базах тщательно подготавливая (или выдумывая) Саддамов Хусейнов, и «в недрах исламизма» обрабатывая мозги будущим лётчикам-камикадзе, которые заодно декорируют тщательный снос надоевших нью-йоркских башен-близнецов, тем самым «обеспечивая право» на развязывание ещё одной войны.
Для перманентного тонуса среднего класса из мегаполисов, «неплохо» поддерживать популяцию нищих бродяг, только «по-умному» — приблизительно как с популяциями городских бродячих собак и кошек, заодно всегда имея «место слива» для неугодных двуногих (а также невзначай демонстрируя, чем может оборачиваться непослушание). Всё это — вполне в западной традиции расизма, ныне часто наднационального и, по замечанию многих наблюдателей, смещающегося в сторону естественного и насильственного разделения «богатые-бедные», — по возможности, неявного, скрытого, но по сути приближающегося именно к расизму. И т.д. Всё это вместе — ни на минуту не забывая о достижении собственных материальных целей. В сегодняшнем мире всё это стало одним из тщательно отлаженных механизмов управления. 
Чем в действительности был уничтожен СССР в первую очередь, при всей его мощной экономике и неодолимой обороноспособности? — созданием реального чувства скуки и созданием страха ещё большей скуки со стороны «не скучавшего» Запада. Например, испанский социал-демократ, премьер Фелипе Гонсалес сказал, тем не менее, на заре перестройки в СССР, что «он предпочел бы быть зарезанным в нью-йоркском метро, чем умирать от скуки в Москве». (С. Кара-Мурза, «Манипуляция сознанием». Глава 6. Мышление: его типы и оснащение. § 2. Ассоциативное мышление. Метафоры.)
Хотя С. Кара-Мурза полностью доказывает ложность этой метафоры (например, та же фраза становится абсолютно невозможной, если произнести её так: «Я предпочел бы, чтобы МОЙ СЫН был зарезан в нью-йоркском метро, чем умирал бы от скуки в Москве»), но сама озвученная им метафора всё равно РАБОТАЕТ, поскольку действенность её основана на РЕАЛЬНЫХ человеческих инстинктах.
Именно так работала «пятая колонна» в СССР. (Даже если она в основном не знала, что она — «пятая колонна».) Чувство скуки нагнеталось, невыносимые речи генсеков возводились в абсолют и клонировались бесчисленными партсобраниями. Остались памятными суды над поэтами, «стенографии» которых расходились в самиздатовских рукописях («Я Пастернака не читал, но осуждаю», «лично с Бродским я не знаком и стихов его не читал, но… »), производили впечатление утрированного сборища клинических идиотов. («Как» специально.) Плюс к тому, с хрущёвских времён нагнеталось экономическое однообразие. Хрущёв, имевший контакты с ОУНом и «просто так подаривший» Крым — Украине, кроме изнасилования сельского хозяйства совхозами и кукурузой, кроме уничтожения российского Нечерноземья, нанёс, как известно, массированный удар как минимум по абстракционизму (то есть, линии развития всего современного искусства в СССР), и вообще, складывается впечатление, что благое дело развенчания культа личности Сталина (при котором, однако, не было скуки, и отнюдь не только по причине страха, реального, нехорошего, но судить о котором теперь всё труднее в виду чрезмерности современных идеологических фальсификаций), — складывается впечатление, что благое дело развенчания культа личности Сталина изначально происходило под чётким контролем и управлением ЦРУ (независимо от понимания этого самим Хрущёвым), после того, как 18 августа 1948 года немедленным руководством к действию была принята директива 20/1 СНБ США "Цели США в войне против России", положившая начало именно информационно-психологической войне. А судя по текстам, написанными выпускниками американских университетов, осознанно или не очень, но в основном тесно связанных, как известно, именно с ЦРУ, все нынешние закономерности, которые рассматриваются в этом эссе, были уже хорошо известны…
Всё это используется не только для создания «рабовладельческого строя нового типа» по методу довольных и спокойных «гурджиевских баранов», но и в «мирных целях». Например, в маленьких городках благополучнейших стран — Швеции и Дании, ежемесячно меняется мелодия часов на главной башне — чтобы у жителей не возникало ощущения непреодолимого однообразия жизни. И т.д. Но всё это не сильно уменьшает непомерно высокий процент самоубийств именно в этих сытых и комфортабельных странах…
В общем, человечество абсолютно приняло предложенную и навязанную ему модель мироустройства, как единственно возможную. Но что бы могло быть вне этой модели? — ведь оно, это человечество, само по себе уж точно не является белым и пушистым (как «бараны», по принципу которых его пытаются организовать)?..
Ответить на вопрос: «Что бы было?» — конечно, невозможно. («История не любит сослагательного наклонения».) Но многие чувства, которые испытывают «нормальные люди», зачастую просто не подвергаются строгому анализу. Например, известно, что, в основном, женщины более тяготеют к размеренной жизни, посвящённой заботе о потомстве. Это заложено в них самим природным инстинктом, который необходим для дальнейшего размножения вида. Всё так. Но происходит это именно в условиях естественной нестабильности, существования огромного количества опасностей, требующих усиленной заботы о потомстве и буквально БОРЬБЫ за его спокойствие в период, когда необходимо созревать и набирать силы. В основном в реальной жизни эти условия неизменны. Но что происходит тогда, когда уровень угрожающих опасностей понижается в целом? (Для примера можно взять как высшие сословия общества в прошедшие времена, так и благополучную западную жизнь сегодня, когда она благополучна.) Множество женщин сосредотачивается на поиске тех или иных наслаждений, материнский инстинкт ослабевает. Это происходит не тотально, но тенденция очевидна.
То же самое — хоть тресни, с любой борьбой за свободу и «счастье человечества». Пока есть силы или обстоятельства, этому препятствующие, пока с ними необходимо БОРОТЬСЯ, возникают и самопожертвование, и светлые (очень-очень светлые) порывы, и всё озарено будущей гармонией, навстречу которой и можно стремиться, сколь угодно самоотверженно. Конечно, этому всегда препятствуют и сюда всегда вмешиваются корыстолюбивые силы, но стремление К СВЕТУ заряжает огромные массы людей. Цель, конечно, не достигается, но те, кто к ней стремились, вполне могут ощутить себя, наконец, на достаточно твёрдом и ровном пути. А далее — чем ближе «счастье» — тем ощутимее становится его приторный вкус. Поколения, родившиеся уже вне острой борьбы, начинают отчаянно скучать, нравы постепенно разлагаются, и пр. То же — с потомками миллиардеров, вырвавшихся из нищеты, так или иначе, лично сколотивших состояние. Это уже притча во языцех: их дети и внуки начинают вешаться, потому что «им нечего больше хотеть». Закономерности очевидны.
Что же произошло, когда всё это осознала и проанализировала «мировая верхушка»? Сразу очень хочется процитировать Евангелие, что я немедленно и сделаю:
«Горе вам, законникам! Вы завладели ключами от врат познания, однако и сами не вошли, и тем, кто хочет войти, воспрепятствовали». (Лк. 11, 52.)
Здесь вполне можно говорить о небывалой гордыне, когда самые-самые деньги— и власть-имущие реально поставили себя на место Бога и начали действовать от его имени, ни о чём не поставив в известность остальных. Также здесь очевидно наполеоновское (как минимум) презрение к человеку, которое без ограничения воспринимается как инструмент достижения собственных целей. Сменились только методы их достижения. Ещё раз приведу (в этом тексте впервые) выдержку о гурджиевских баранах.
Ваджра, Андрей. Путь зла. Запад: матрица глобальной гегемонии. М., 2007, с. 412-420:
«««По своей сути, насилие имеет двойственную природу, оно может быть либо прямым (открытым), т.е. физическим, либо опосредованным (скрытым), т.е. психологическим. На Западе эпоха масштабного физического насилия власти по отношению к народу прошла, и теперь массы держатся в жесткой узде правящими кругами при помощи психологического насилия. <…>
В связи с этим можно вспомнить Георгия Ивановича Гурджиева — философа, мистика, непревзойденного духовного манипулятора, любившего рассказывать своим ученикам притчу о волшебнике и баранах, которая чудесно отображает сущность западной «свободы» в рамках системы тотального контроля.
Жил когда-то один богатый и жадный волшебник. У него было много баранов. Он не нанимал пастуха и не огораживал свои пастбища. Бараны терялись в лесах, пропадали в оврагах, а главное, убегали при появлении волшебника, так как догадывались, что нужны ему ради мяса и шерсти. Для решения этой проблемы волшебник нашел эффективное средство. Он загипнотизировал баранов, внушил им, прежде всего, что они бессмертны и что сдирание кожи очень полезно для их здоровья. Потом он внушил им, что лучшего вождя, кроме него, им не найти, и что он ради своих дорогих и очень любимых барашков готов пойти на любые жертвы. После этого волшебник поставил во главе каждого стада по барану, более не считающегося таковым. Им он внушил, что они теперь львы, орлы и даже волшебники. После этого для него настало беззаботное время. Бараны не представляли себе другой жизни, кроме как в стаде; они спокойно ждали, когда он острижет их и перережет им горло.
В определённом смысле западный обыватель подобен гурджиевскому барану. Ему настолько хорошо «промыли мозги», запрограммировав его сознание на определенный жизненный цикл (от рождения и до смерти), что он не представляет совершенно никакой опасности для власть имущих, воспринимая мир, в котором он живет, как абсолютное совершенство. Поэтому неудивительно, что современное западное общество — это низкий уровень открытого, физического принуждения по отношению к массам, при феноменально высоком уровне их зомбирования, т. е. скрытого принуждения. При этом если явное силовое принуждение лишает человека физической свободы, то скрытое манипулятивное — духовно-психологической. Если при методах открытого подавления человек видит угрозу своей свободе, осуществляя как активное, так и пассивное сопротивление всем тем, кто посягает на нее, то скрытая манипулятивная система подавления личности не позволяет человеку осознать свою несвободу, устраняя, таким образом, мотивацию к сопротивлению. Если убедить рабов в том, что они свободны, можно сэкономить на кандалах. Рабство становится незыблемым, если рабы не осознают своего рабского положения.<…>»»»
В «свободном обществе», суть которого так замечательно вскрыта Андреем Ваджрой, очень активно внушается идея бессмертия, причём очень поощряются не только традиционные, выверенные веками, но и современные религиозные течения индуистского толка. Говорить в светском обществе о «прошлой жизни» — хороший тон. И проповедуется всё это даже на околонаучной основе. В свете гурджиевской притчи эта искусственно культивируемая тенденция становится совершенно понятной… Далее.
«««Размах применения механизмов манипуляции массовым сознанием на Западе достиг тотального масштаба, а их крайне высокий технологический уровень и эффективность делают пропаганду практически незаметной для простого обывателя. Как утверждают западные исследователи, «средства массовой коммуникации способны создавать трудноуловимые или «косвенные» эффекты — другими словами, средства массовой коммуникации могут не говорить вам, что думать, но они подскажут, о чем думать и как это делать». Данная возможность, в свою очередь, позволят СМИ направлять мысли людей таким образом, чтобы они совпадали с изначально заданной манипулятором смысловой установкой.»»»
IV. КТО — «ВОЛШЕБНИК»
Теперь возникает естественный вопрос: кто же этот «волшебник», так резво и «правильно» управляющий миром? Сразу можно сказать, что нынешние методы «общения» с народом — масонские. Во всяком случае, основываются они на тех же принципах. Например, посвящённость только избранных. Здесь можно вспомнить «Легенду о великом инквизиторе» (в сокращении она процитирована в 3 части моего эссе «Адвокат дьявола. Фильм и — день сегодняшний») из «Братьев Карамазовых» Ф.М. Достоевского:
«««И мы сядем на зверя и воздвигнем чашу, и на ней будет написано: “Тайна!” Но тогда лишь и тогда настанет для людей царство покоя и счастия. <… >
… Оставшиеся, слабосильные и несчастные, приползут к ногам нашим и возопиют к нам: “Да, вы были правы, вы одни владели тайной Его, и мы возвращаемся к вам, спасите нас от себя самих”. <… >
Они будут дивиться и ужасаться на нас и гордиться тем, что мы так могучи и так умны, что могли усмирить такое буйное тысячемиллионное стадо.»»»
Кроме того, характерная черта «управления такого рода» — наличие заранее продуманных сценариев и возможность незаявленных «театральных постановок», имитирующих реальность. (Лично мне это знакомо до оскомины.) И пр. Но что такое масонство, кроме того, что это — «орден вольных каменщиков»?
Викпедия утверждает: Масонство (или франкмасонство) берёт своё начало из малоизвестных истоков в конце XVI — начале XVII века, предположительно — оперативных цехов каменщиков. Основной версией происхождения масонства считается версия о происхождении от средневековых корпораций строителей-каменщиков, однако существуют теории о более древнем происхождении масонства, начало которого выводится от орденов тамплиеров, или — в других версиях — от Ордена Розенкрейцеров. Сейчас франкмасонство распространено по всему миру и представлено в разных формах и юрисдикциях; количество членов оценивается в шесть миллионов человек.
Вот ещё более интересные цитаты, уже фигурировавшие у меня в «Репортажах». Цитирую книгу Николая Яковлева «ЦРУ против СССР» (см. список использованной литературы к моей повести «Вспышка», здесь — гл. «От УСС к ЦРУ», п.2.). УСС — это Управлению стратегических служб периода второй мировой войны, предтеча послевоенного ЦРУ (осн. в 1947 г.).
Цитата:
«««Всех их в УСС и Пентагоне намертво связывали незримые, но очень прочные, пожизненные узы. Пытаясь проследить эти связи, исследователь вступает на очень зыбкую почву, ибо затрагиваются высшие тайны американской правящей элиты. С разумными основаниями можно утверждать: рекрутский набор на высшие государственные посты объявляется много раньше, чем избранные занимают кабинеты в офисах. По одной версии, сообщенной журналом "Эсквайр" в 1977 году, первые шаги к своей карьере избранные делают уже в привилегированных университетах. В Йельском университете, например, выпестовавшем немало будущих деятелей УСС и Пентагона, обратил внимание журнал, "почти полтораста лет существует общество "Черепа и костей", самое влиятельное тайное общество в стране и, возможно, одно из последних… Спросите-ка Аверелла Гарримана, есть ли в подвале некоего здания, похожего на гробницу, саркофаг, где он, молодой Генри Стимсон и молодой Генри Люс лежали в гробу и повествовали четырнадцати другим членам Ложи общества о тайнах своей юношеской жизни… Член общества военный министр при Рузвельте Стимсон, плоть от плоти американского правящего класса, назвал время, проведенное в гробнице, самым важным в его образовании. Никто, однако, из них не расскажет обо всем этом, ибо они связаны клятвой молчать до гроба".
Признание в юношеских грехах и грешках, надо думать, самая невинная часть ритуала членства в этом обществе, именующем себя МАСОНСКИМ. От членов требуется полное доверие друг к другу, а для этого нужно быть искренним до конца, преодолев естественное смущение, раскрыть перед ними даже интимные стороны жизни. Но дело много важнее — уже в университетах молодые люди объединяются в рамках, если угодно, ордена единомышленников и верны этому единству всю жизнь. Фигурально выражаясь, "отделы кадров" этих учреждений лишь штемпелюют пригодность кандидатов, уже проверенную в студенческие годы. По этому критерию, вероятно, Стимсон в описанном случае подбирал, скажем, перечисленных лиц, которым вверялись ответственные посты. Свой корпоративный дух они принесли и на государственную службу.»»»
И, наконец — Андрей Ваджра, «Путь зла. Запад : матрица глобальной гегемонии» (см. тот же список там же, здесь — гл. VI. «Глобализация», разд. «Масонство, парамасонство и мондиализм»).
Цитата:
«««В официальном бюллетене Великой Ложи, опубликованном в 1902 году, говорилось, что «Масонство, которому история обязана национальными революциями, сумеет произвести и самую крупную, т. е. интернациональную революцию». А на Конвенте Великой Ложи в 1922 году было заявлено, что «Предстоящая интернациональная революция будет творением масонства». В связи с этим необходимо учитывать, что идея создания Лиги Наций, которую после Второй мировой войны сменила ООН, возникла в масонской среде и была масонами же реализована.
Как можно заметить, из масонской идеологии непосредственно вытекают идеи Мирового Правительства и Нового Мирового Порядка, который на данный момент создается путем глобализации.
Впрочем, масонство вряд ли можно рассматривать как некую самодостаточную силу со своими целями и задачами. Масонство — это всего лишь достаточно эффективный инструмент, который использовался разными внешними силами для решения своих задач. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что очень часто действия масонов носили противоречивый и непоследовательный характер, когда их влиятельные представители оказывались по разные стороны баррикад, и в процессе военно-политической борьбы одни из них разрушали то, что создавали другие.
Масонские ложи не могут быть самодостаточными уже хотя бы потому, что для их существования и продуктивной деятельности нужны деньги, и деньги не малые. Своих значительных финансовых средств у них нет. Они зависят от пожертвований частных лиц. А кто будет спонсировать маргинальные группы, исповедующие, мягко говоря, экзотическое учение с непонятной (даже адептам) символикой и завуалированными пустой риторикой целями? На это может пойти только та сила, которая способна использовать эти объединения «вольных искателей абсолютного совершенства» в своих целях, помещая за бутафорию эффектных ритуалов, непроницаемой таинственности и полумистических умствований четкую программу действий, направленную на достижение вполне прагматических целей. При такой ситуации рядовые «братья» могут быть искренне убеждены в том, что они сообща ищут сакральный абсолют и ведут человечество к свету и счастью, а их духовные пастыри, отрабатывая щедрые денежные пожертвования, могут направлять свою паству в нужном для спонсоров направлении. И для этого вовсе не обязательно проводить черные мессы и пить кровь христианских младенцев, просто «братьям» надо втолковать, что «этот монарх — тиран», «этот священник — мракобес», «этот президент — диктатор», а «эта страна — тоталитарная», — после таких разъяснений «братья» по собственной воле энергично и целеустремленно начнут бороться с тиранией, мракобесием, диктатурой и тоталитаризмом, получая при этом немалое удовольствие от ощущения собственной значимости и сопричастности к «великому делу». Все эти незначительные сами по себе усилия «маленьких людей» с течением времени создают критическую массу деструктивной энергии, которая в конечном итоге разрушает целые государства. Главное, чтобы происходила постоянная подпитка этого процесса идейно и финансово.
Подобный масштаб деятельности присущ лишь могущественным финансово-политическим кланам Запада, группирующимся вокруг фондов и распространяющим свои интересы на весь мир. По свидетельству Л. Ларуша, на данный момент «существует англо-американское собрание фондов, связанных идеей британского вольного масонства. Но масонство — это только нижний уровень этой структуры. На этом уровне приобретается и осуществляется влияние».
Однако необходимо отметить, что после установления в западных странах олигархических режимов для реализации глобального проекта «Нового Мирового Порядка» организационных возможностей масонских лож, судя по всему, оказалось недостаточно. Для дальнейшего развития западной экспансии стало необходимым не только личное, ситуативное влияние отдельных олигархов на некоторых политических деятелей и высокопоставленных государственных функционеров в странах мира, а перманентное, широкомасштабное, скоординированное, идейно оформленное формирование внутренней и внешней политики национальных государств. Перед транснациональной олигархией возникла проблема создания механизма, при помощи которого была бы осуществлена ликвидация «национального суверенитета» всех стран и установление глобальной наднациональной системы управления. Таким механизмом стали западные парамасонские организации, в среде которых и возникла в своем современном виде идея мондиализма. (Мондиализм (от фр. Monde — мир) — идеология «всемирноcти», «глобализма». Мондиализм содержит в себе как демократические концепции и либеральные теории, так и некоторые элементы «правой» идеологии, используя их для достижения одной главной цели — установления наднациональной глобальной социально-политической и финансово-экономической системы под руководством Мирового Правительства.
Термин «парамасонство» обозначает совокупность организаций, построенных по образцу масонских лож, которые, сохраняя присущую масонам секретность своих целей и действий, протекционизм, космополитизм и определенную политическую направленность, при этом не используют масонские ритуалы, эзотерические доктрины и инициатические мистерии.
Необходимо отметить, что разветвленная система масонских организаций, в которых состоит на данный момент вся ведущая часть западной элиты, является своеобразной средой, неким пространством, в котором эффективно действуют представители парамасонства. (На данный момент масонство насчитывает около 3 млн.членов в США, более 700 тыс. — в Англии и еще несколько миллионов в остальном мире.) Именно эта среда является одним из главных каналов воздействия парамасонских структур на политиков, государственных функционеров, финансистов, промышленников, журналистов, ученых и т.п. Поэтому принадлежность к любой масонской ложе — это не только свидетельство престижа, но и возможность налаживания личных связей с представителями влиятельных кругов западного общества.
После того как к концу первой трети XX века масонство выполнило свое основное назначение — трансформировало западную монархическо-аристократическую социально-политическую систему в олигархическую, т. е. произвело первичную унификацию Запада, на историческую сцену вышли парамасонские организации.
Когда в конце XIX века мировой финансово-экономический центр постепенно переместился из Великобритании в США, несколько транснациональных олигархических групп сумели взять под контроль или просто захватить в свое владение путем финансовых махинаций ключевые сферы американской экономики: сталелитейную, табачную, нефтяную и т.п. В их руках оказался целый ряд наиболее крупных банковских фирм, контролирующих значительную часть американской экономики.
Таким образом, на рубеже XIX-XX столетий в США возникло мощнейшее собрание фондов, которое возглавлялось такими влиятельными фигурами, как Рокфеллер, Морган, Ламонт, Кун, Леб, Бельмон, Лазарь, Ланденбург, Тальман, Шпейер, Шифф, Зелигман, Гугенхейм и прочие.»»»
(Конец цитаты.)
Думаю, что всем, кого это интересует, суть ясна уже исчерпывающе. Забавы ради приведу маленькое дополнение к рецензионной переписке на одно стихотворение на «Стихах.ру», — интересное, но смысл его был туманен. Я задала вопрос: «Про кого же это? Ведь какая-то конкретика за этим, кажется, должна стоять… » — автор, с которым предварительно уже завязывался разговор о масонстве, ответил: «Всё про тех же деятелей, которые проходят сквозь стены. Интересно просто — а как они думают, как себя ощущают в нашем глуповатом мире».
После моей попытки поговорить обстоятельнее с приведением подобных цитат, очень толковый, вообще-то, автор удалил моё подробное замечание и советовал мне «быть осторожнее». Выводы напрашиваются, — ну да бог с ним.
Чтобы не залезать ни в какие дебри по поводу прохождения сквозь стены, здесь, думаю, достаточно напомнить о графе Калиостро и графе Сен-Жермене, что, в терминологии того автора, однозначно относится к тому, что он называет «масонские трали-вали».
Кто вообще ничего об этом не знает, может припомнить совсем уж вольное, наивно-российски-романтическое, но, безусловно, очень талантливое изложение истории графа Калиостро — замечательный фильм Марка Захарова «Формула любви».
…Кстати, когда исторический Калиостро покидал Россию, «хлопая дверью», он выехал одновременно через 11 пограничных постов, весьма удалённых друг от друга географически… (Поскольку книги-биографии в данный момент на руках у меня сейчас нет, то цифру могу наврать, но не сильно: то ли 11, то ли 8, — цифра, без очевидных мистических и культурных подтекстов.)
Ещё здесь к слову можно добавить то, что в рецензионных переписках (ранее с тем же автором, и позднее — с другими) говорилось о Петербурге.
Автор спрашивает: «Меня крайне поражает резкий контраст между городом и тем, кого он являет нашему скорбному миру <на сегодняшний день>. Вот и подумалось, может, с городом что-то не так?!» Я отвечаю:
«««…А с городом — не так. Пётр же хотел, чтобы "все флаги в гости к нам"? — вот и имеем. И не совсем в гости. Ещё при Ельцине (сейчас-то помалкивают уже) СПб называли "криминальной столицей", "фашистской столицей", "СЕКТАНТСКОЙ столицей" (действительно, подавляющее большинство ГОЛОВНЫХ офисов различных проамериканских сект, включая всевозможные тренинги и т.п., которые по православной классификации давно были отнесены по ряду признаков к организациям сектантского толка, — а сюда же относятся и коммерческие секты типа "Гербалайф", и т.д., — главное, что всё это сознательно ведёт к определённой трансформации сознания).
Кроме того, известно, что на человеческое сознание (человеческИЕ сознаниЯ) распространяется закон "количество переходит в качество". Доходчиво и кратко об этом пишет С. Кара-Мурза в "Манипуляции сознанием" (сейчас, к сожалению, страницу не укажу), но дело это и без него известное. "Принцип Силиконовой долины": чем больше учёных концентрируются в одном месте и в одном кругу общения, чем чаще и качественнее совершаются открытия. А если город — сектантская столица —…
Впрочем, дела это — отнюдь не постперестроечные. "Масонской столицей" в конце XVIII — начале XIX века тоже был именно СПб.
Конечно, эти "пара слов" не претендуют на какую-то действительную глубину, но направление мысли (во всяком случае, своей) я, петербурженка, бежавшая оттуда, очертя голову, наверное, наметила…
… Я вот подумала, поискала и решила полностью привести здесь одну свою старую рецензию (она очень, по-моему, окажется к месту, — а тон рецензии шутливый, до сего дня вполне принятый в рецензионной переписке с тем автором).
Вот моя рецензия на стихотворение о памятнике Петру I работы Шемякина, о терзаниях «этого» Петра:
"Так ему и надо, Петру этому вашему. Я давно ругалась: чего его в Мурманск не понесло столицы городить?! Александр Невский тоже о государстве заботился, но в непригодном для жизни месте ни городов, ни столиц не строил, — разбил шведов, да пошел себе туда, где люди живут.
А его младший сын Даниил собрал страну вокруг Москвы ("на семи холмах"), а не вокруг болота с наводнениями и сосудистой дистонией.
Пётр построил город не для жизни людей, а для того, чтобы "грозить шведам" и чтобы "все флаги в гости к нам" (с черепом и костями преимущественно). Мог бы порт основать, закрепить выход к морю, дорогу хорошую проложить (хотя, к этому болоту она до сих пор не проложена), и строить себе новую столицу в человеческом месте, если уж Москва так надоела. Земли нормальной, что ли, мало? — вот уж чего-чего… А теперь — пусть сидит там и в том виде, куда и в каком посадили, — и терзается.
Петербурженка, злая и бывшая".»»»
Позднее переписка продолжилась с другими авторами. Приведу здесь эти реплики:
«««Новый собеседник:
Мне очень интересно: можно ли сравнивать Питер и Лондон по воде, наводнениям и туманам. И вообще для проживания людей в этих городах можно ли сравнивать природно-климатические условия.
Или, например, можно ли сравнивать Питер с Копенгагеном, или с Исландией?
Я: 
С Лондоном, Копенгагеном и с Исландией этот город сравнивать можно. (Другое дело, какими конкретно окажутся эти сравнения.) Но в данном случае важнее то, что Лондон, Копенгаген и города Исландии вырастали из маленьких поселений сами. Так или иначе, но люди уже жили в том или ином климате, выбирали для поселения те места, какие им было удобно, — а из них постепенно разрастались города. На месте же будущего Петербурга практически никто не жил, — люди сами здесь не селились. Существовали всего несколько маленьких финских и шведских поселений, в города не разраставшиеся. Пётр директивно основал здесь город (не просто город — столицу!), и не для жизни людей, не в производственных (судоверфь, порт), не в военных даже (установление и защита границы), а в первую очередь в политических целях (сейчас бы справедливо сказали — в геополитических), игнорируя человеческие потребности как таковые. "Дополнительные" функции — верфь, порт, пограничная крепость — всё это можно было разнести по разным пунктам, если вообще основывать их именно здесь. Впрочем, меня захлёстывают мои личные эмоции, а находимся мы не на научном или инженерном сайте, а на "Стихах.ру", — так что, поскольку не бессмысленно то, что я говорю, ЗДЕСЬ эмоции превалируют вполне правомерно. (Я же, исходя из них, не столицу в болоте строю… )
А Вам и <… > (ещё раз) — я от души желаю удачи и радости!..»»»
V. А ДЕЛАТЬ-ТО ЧТО
Теперь имеет смысл поговорить, наконец, о том, что следовало бы делать, например, отказавшись от масонской модели управления миром. Вернее, говорить всерьёз о том, чем можно было бы заменить, например, систему ссудного капитала, я не сумею. Не под силу мне окажется и ряд других тем. Но даже такие универсальные гении, как Архимед, Авиценна, Ньютон, Ломоносов и Эйнштейн не могли бы решить проблемы всего мира в одиночку. Основной вопрос — именно в том, что власть и доступ к современной системе знаний узурпированы ограниченной группой лиц в своих интересах, — они же, владея основной денежной массой мира, контролируют доступ к тому и другому со стороны всей остальной части человеческого населения. В числе важнейших вопросов, требующих решения — и тот, что идеальное или более или менее универсально удобное мироустройство невозможно в принципе, как невозможен вечный двигатель. 
Масонский «выход из положения» — тайно создавать искусственные «трудности», на пути их преодоления направляя общественное сознание в выгодную «правящей компании» сторону. Но если разрушить эту систему, уже сложившуюся, может наступить хаос, особенно учитывая нынешнюю, стараниями масонских последователей, «испорченность» человечества. Кроме того, как только что утверждалось, в любом случае, огромное число человеческих существ продолжит разрушать любые достижения, повинуясь естественному инстинкту, удерживающему, с другой стороны, социальную структуру (а значит, человечество как таковое) от окончательной и смертельной остановки развития.
Последнее относится и к «выходам из положения», предлагаемым любыми религиозными системами. Иначе бы давно уже человечество остановилось на одной из них, проблемы были бы разрешены, а розенкрейцерам или тамплиерам не понадобилось бы, отходя от христианства, постепенно создавать масонство, тем более — так успешно и победоносно. Хотя религиозное понятие абсолютного добра продолжает играть свою созидательную и светлую роль, и вряд ли реально (тем более — очевидно опрометчиво) директивно его «отменить». Но выходом из положения оно не явится, тем более, что, ПО СУТИ, оно на это и не претендует, более занимаясь недоказанным (мягко говоря) посмертием и общим содержанием тенденции добра. Кроме того, особенно в России, не следует забывать о том, что именно в православном государстве естественно сложились предпосылки для почти тотального массового протеста (Октябрьской революции предшествовала буржуазная — со множеством партий различного толка, так и не договорившихся о созыве Учредительного собрания, — предшествовало отречение от престола окончательно несостоятельного императора, и — предшествовала грань катастрофического, кровавого развала цивилизациеобразующей страны, спасти которую на тот момент смогли только антихристианские по форме, но вполне, кстати, христиански ориентированные по существу общественные силы).
Великолепный вопрос, «поражающий новизной и оригинальностью»: что делать?
Основной двигатель «прогресса» на «масонском» пути — стремление к ограниченно-коллективной власти и к ЛИЧНОМУ обогащению. Этому как нельзя лучше соответствует теория «экономического неравновесия» на всех уровнях — как движущей силы общественного развития (что, впрочем, не лишено смысла, но чему упорно противится врождённое чувство справедливости и потребности в той же гармонии). Именно эта, принятая ими теория потребовала осуществляемого курса на ограничение развития, что уже буквально привело к свёртыванию, особенно «во вражеской России», огромного числа научных программ, и в первую очередь — космических, — это уже «у себя (у них) дома»: денег подобные программы и весь такой курс развития требуют немеряно, а освободить такие средства логичнее всего именно из карманов правящей финансовой элиты, что, конечно, вызывает её немедленное и самое отчаянное сопротивление.
Видимо, путь один: вытрясти из них «ключи от врат познания» и идти всё равно ВПЕРЁД. Путь этот может быть только «нелёгким и тернистым», как любой земной (а точнее — материально-вселенский) путь, но другого, судя по всему, не существует. Если только не согласиться на роль ограниченного числа «баранов» на «хозяйской» уютной домашней, «семейной ферме». Пока сами не соскучатся окончательно, они не дадут помереть от скуки даже своим «баранам», но происходить это будет примерно способом искусственного выращивания Саддамов Хусейнов. Другое дело, что выбирать, быть или не быть «баранами», тут никто никому и не позволит, по крайней мере, попытается не позволить: «гурджиевские бараны» впитывают, как губка, грамотно предложенные им стереотипы мышления.
На самом деле, для дальнейшего решения всех мыслимых и немыслимых задач требуется ВСЁ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО. Вернее, требовалось раньше, — каким оно было ещё на памяти некоторых существующих поныне людей… Именно из него могли вырастать новые гении, которые совершат непредставимые сегодня открытия, включая социальные, и изобретут столь же непредставимые сегодня новшества. В частности, сообразят, как «разобраться» с большей частью человечества, нацеленной на то, чтобы отбирать и потреблять. Есть естественный вектор развития (включающий определённые моральные законы, которые, похоже, ПРЕДШЕСТВОВАЛИ возникновению всех религиозных систем, и которых, похоже, требует само живое естество, неизбежно эволюционно ориентированное), а также есть непреодолимые, но столь же нужные для дальнейшего существования «законы энтропии», включающие социальные и морально-этические. Я, представьте себе, не могу сказать ничего конкретнее того, что для решения всего этого вместе взятого потребовалось бы всё человечество целиком. Но.
Первое и главное, чего требует любая возможность решения — это сама ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ, точно сформулированное условие задачи. То есть, именно то, что пытаются скрыть от нас последователи верхушки парамасонских сил. Естественные законы природы, в которой мы вынуждены жить, должны быть обнародованы (хотя это действительно чревато некоторыми труднопредсказуемыми социальными последствиями, — но на уровне ВСЕГО МИРА до сих пор мы с этим как-то справлялись), и решение проблем должно бы ЗРЕТЬ И ВЫРАСТАТЬ в недрах всей массы человечества. Как совместить социальную справедливость, которой требовало наше объективно существующее морально-этическое естество, и невозможность создания социальной справедливости, поскольку люди, таким образом, просто вымрут от приторности и скуки? — о существовании такой проблемы должны бы знать ВСЕ, — и все, кто способен и хочет об этом думать, должны бы иметь такую возможность (и никто не должен бы определять, кто и насколько на это способен в действительности). И так далее.
Возможно, что здесь понадобились бы и силовые решения. Но, в отличие от «масонской» модели мира, они НЕ ДОЛЖНЫ БЫЛИ БЫ БЫТЬ ТАЙНЫМИ.
…В общем, ничего лёгкого и светлого я не предложила. «А кому сейчас легко?..» Но хуже всего то, что уже на глазах перестаёт существовать то человечество, о котором здесь можно было бы говорить…
И, в общем, «дожили»: кто бы мог подумать, что я окажусь в «антимасонском лагере»! — со смеху помрёшь… Но думаю, здесь понятно, что слово это — просто удобное, и я достаточно исчерпывающе объяснила, что именно имею в виду. (Уж конечно, это никак не связано с какими-либо национальными вопросами, — я имею в виду суть явлений… )
…А если вспомнить предложенную для «Вспышки», моего фантастического повествования, «русскую идею» («Суть переформатирования. Русская идея» из сборника «Прозаические миниатюры», 
http://www.stihi.ru/2014/04/17/5899 
и 
http://www.proza.ru/2014/04/17/1292 ), 
то её можно назвать антимасонской… 
(Боже милостивый, спаси теперь и сохрани мою материалистическую душу!..)
VI. КОГДА ЖИЗНЬ ИДЁТ МИМО
Пока это эссе находилось, как мне казалось, в законченном виде и было опубликовано, мне написали на него рецензии на «Стихи.ру» и «Проза.ру», и среди них на «Прозе» появилась рецензия Веры Скоробогатовой (надо же, — кто читал «Вспышку», поймёт: в моём детстве у родственников по материнской линии были знакомые, Скоробогатовы, тётя Тася и тётя Вера, — прототипами героинь, которые полностью выдуманы, они никак не являются, тем более что я была с ними не очень близко знакома, но именно их я вспомнила, когда выбирала «старые» имена для двух «бабушек», героинь фантастического повествования, тоже мечтавших о Скачке в прошлое…), — и в рецензии она писала: «Стабильность, благополучие порождают ощущение, что жизнь идет мимо. Т.о. "грабли" не обойти». Потрясающе точная формулировка, до боли знакомая изнутри, и она меня затронула. «Ощущение, ЧТО ЖИЗНЬ ИДЁТ МИМО»…
С этого момента мне казалось, что эссе, всё же, не закончено, — что не сказано что-то, если не главное, то очень важное. И вот, оно «проросло», — сложилось понимание, чем же НАСТОЯЩЕЕ счастье (ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ счастье) отличается от того, которое навязывается нам сегодня. То есть, я поняла, наконец, О ЧЁМ нам следовало бы думать «всем миром», если бы…
Пытаться определять и классифицировать счастье — занятие неблагодарное. Ещё памятный Аркадий Гайдар высказал неоспоримое когда-то утверждение, ставшее в те времена аксиомой: «Что такое счастье — это каждый понимал по-своему». Но к концу ХХ века именно в лоне Западной цивилизации начали вырабатывать «универсальную» «формулу счастья», согласующуюся с идеей коммерческой выгоды (особенно для самой правящей элиты): дом, семья, достаток. Эта «формула» имеет и ещё одну составляющую, действительно универсальную и неоспоримую: здоровье.
Хотя ряд больных людей всё равно утверждает, что они благодарны собственному нездоровью, поскольку стремление к его преодолению (к выживанию или к максимально полноценной жизни вопреки ему) позволило им открыть новые для них стороны бытия, прежде всего, духовные, часто художественные, которые при изначально полноценной здоровой жизни остались бы ими непознанными. Но здесь я уже опережаю собственные рассуждения. (Разумеется, призывать стремиться к нездоровью — и в голову никому не приходит…)
Сейчас, особенно под влиянием нынешней коммерциализированной западной идеологии, многие действительно готовы ассоциировать счастье со стабильностью, покоем и комфортом. Здесь можно было бы возразить, что это — путь деградации. Вот что написал другой автор рецензии, Диего Вальдес:
«Собрали колонию мышей и создали им полные условия для жизни с возможностью удовлетворять все их мышиные потребности. Благо, таковых немного. Численность колонии стала резко возрастать. Но затем, с некоторого момента мыши перестали размножаться, будучи при этом физически здоровыми. Постепенно колония вымерла.
Это был, в некотором роде, социальный эксперимент с четким результатом. Интересно, есть ли какие-нибудь параллели с развитием человеческого сообщества?
Мы ведь тоже, как и мыши, существа, в том числе и биологические.»
Подобные обоснованные утверждения множественны. Например, известно, что когда мучные черви, оказываются закрытыми в банке, полной муки, то, насытившись изобилием в первый момент и тоже начиная активно размножаться, они не успевают переработать все запасы и постепенно доходить до голода и поисков выхода, но почему-то останавливают процесс размножения и вымирают раньше, чем эти запасы оказываются истощёнными. Но в свете данной темы — дело даже не в этом.
Имеет ли смысл задать вопрос: является ли чувство, вызываемое изобилием и довольством, собственно счастьем? Во всяком случае для тех, кто не испытал недостатка и тяжелого недовольства?
Кстати, история (по крайней мере, история России, но, наверняка, и не только) содержит пример того, чем люди, всё-таки, отличаются от мышей и от мучных червей. Когда-то, а именно, в 1762 году, Екатерина II подписала знаменитый указ (манифест) о вольности дворянства, по которому дворянству разрешалось свободно выбирать, служить ли, или НЕ СЛУЖИТЬ, а если служить — то где именно. Когда есть возможность не работать, подавляющее большинство людей, работать (служить) не станет. Огромное число представителей русского дворянства, имевшее в их полном распоряжении — земли и крепостных, разъехалось по имениям и предалось фактически безделью, поскольку поставить управляющих, в том числе — из тех же крепостных, достаточно сдерживаемых страхом, большой проблемой не являлось. Но привело это отнюдь не к вымиранию русского дворянства, но, напротив, настал «золотой век Екатерины», выражавшийся в необычайном расцвете русской послепетровской культуры. Вот, кстати, одно из радикальных отличий человека — от мышей, от мучных червей и от тех же пресловутых муравьёв: способность и потребность создавать произведения искусства, отражать и умножать красоту (как и, увы, трагичность) мира и человека… Правда, и тот «золотой век» не оказался бесконечным. Но закончился он, помнится, отнюдь не по причине внутреннего духовного истощения…
Отчасти это — ответ на вопрос о том, является ли чувство, вызываемое изобилием и довольством — собственно счастьем. Нет, само по себе не является, но человек, не истощённый несчастьем, в поисках занятия (ДЛЯ СЧАСТЬЯ) способен увлечься искусством, совершенствуя красоту окружающего мира, — в отличие от насекомых, мышей и прочих животных… Хотя заниматься ТОЛЬКО искусством надоело бы человечеству так же, как и всё остальное.
Дело, конечно, не в одном искусстве. Не все к нему склонны, а кого-то такие занятия даже раздражают. В конце концов, и во времена Екатерины многие выбирали службу, особенно, кстати, в армии.
Те, кому довелось испытать то, что можно назвать действительным состоянием СЧАСТЬЯ, на заданный вопрос ответили бы, что нет, само по себе чувство, вызываемое изобилием и довольством, собственно счастьем не является (если только это — не отдых от противоположных условий бытия и чувств, испытанных уже в достаточной мере). Более того, за ощущение подлинного счастья люди нередко жертвовали (или, как минимум, рисковали) изобилием, комфортом, покоем и даже здоровьем или самой жизнью.
Причём, я вовсе не имею в виду какой-нибудь восторг, экстаз и близкие к ним чувства, связанные с экзальтацией: их тоже вряд ли можно было бы определить как собственно счастье (хотя заменители его популярны, например, в виде алкоголя и наркотиков, — но на эту тему сказано много и без меня).
В нынешнем понимании, которое всё больше навязывают современные СМИ под влиянием пропаганды коммерчески выгодной идеологии, понятие счастья всё больше подменяется чувством удовлетворённости. Но достижение чувства максимальной удовлетворённости — это как раз тема всего данного эссе. Отличается ли от него подлинное человеческое счастье, если допустить, что таковое существует?
Избегая многих уязвимых логических построений, я рискну сразу утверждать, что, помимо моментов эйфории и экзальтации, моменты подлинного счастья (или даже длительное, но подлинное его переживание) в самых разных областях жизни приносили —преодоление и победа. Или спокойный отдых в результате тех же преодоления и победы. Таким образом, это не означает, что вся жизнь должна была становиться сплошной чередой преодолений или чередой военных (и совсем не военных) сражений, даже приносящих победы, поскольку такая жизненная перспектива вызывала бы перманентный стресс, для большинства людей совсем не означающий счастье. Дело в другом.
Всё, прошедшее через преодоление и победу, значимые для человека, а не навязанные помимо его собственной воли, имело для него особую ценность. Так, например — в любви, — и вряд ли кто-нибудь стал бы с этим спорить. Те, кому было дано (а дано это было не всем) оказаться художниками (в широком смысле слова) и учёными, прекрасно знали вкус побед — наитий, открытий, озарений, изобретений, — и часто для их достижения они готовы были очень на многое. В 90-е годы был период, когда многим, особенно бюджетникам, не платили зарплату. Тогда они массово покидали рабочие места, переквалифицировались или оказывались сломленными изнутри. Задорнов шутил о физиках, что «эти-то на работу всё равно ходят и ходить будут, — они будут ходить туда не только, если им не платить зарплату, но даже — если деньги брать с них самих — за вход на работу»… (Правда, когда появилась альтернатива — заниматься тем же самым, той же наукой, но ещё — и за приличные деньги, то «почти весь цвет российской науки» предпочёл работать и жить за границей…)
Отдых и комфорт — не приторны, а ценны именно тогда, когда человек испытал усталость и дискомфорт. Чтобы понять красоту гармонии, необходимо познать дисгармонию. И так — во всём.
Во все прежние времена часть людей (особенно в развитых религиозных системах, являвшихся часто философским авангардом своего времени) охотно выбирала аскетизм и следовала за предлагавшими его доктринами. Это — не только следствие идеологического обмана, но и результат реализации человеческой ПОТРЕБНОСТИ. Андрей Кураев, поборник традиционных религиозных направлений и противник сектантства, в 90-е годы — в начале 2000-х, справедливо подчёркивал, что и теперь немалая часть молодёжи, обходя традиционные религиозные пути, выбирает секты, где требования — куда жёстче (и это — ещё до серьёзной обработки, переработки сознания), именно в силу потребности осознанного преодоления трудностей и лишений — ради охотно воспринятой высокой цели.
Об этом, пожалуй, и имело бы смысл думать ВСЕМ, прикидывая, что теперь делать дальше. Только вот, «масоны» и парамасоны, например, уже додумались, — никому «лишнему» ничего не сказав, искусственно создавать Бен Ладенов и пр.. Но человек чувствует, — часто больше, чем понимает. И победы над липовыми, искусственными проблемами будут почти неизбежно иметь прогорклый привкус. Когда тебе, «чтобы не было скучно», втихаря предлагают побеждать искусственные, сконструированные препятствия (если только они не спортивные, существующие по открытой договорённости ВСЕХ, участие в которых строго добровольно и осознанно), то рано или поздно начинает очень хотеться прекратить эти занятия ерундой, и победить раз и навсегда именно их создателей. Как писал Дмитрий Рудаков в стихотворении «Бильдербергский клуб»:
<…> А вот, когда иллюзии пройдут —
Вас будут бить, и даже не по роже…
Над тварями не нужен высший суд. <…> —
Всё было бы закономерно. И вообще, имело бы огромное значение ЧУВСТВО высокой цели, которое не требует дополнительных обоснований, и чувство того, что средства её достижения действительно оправданы. У гитлеровских фашистов, например, сколь бы ни были объяснены и «оправданы» извне средства достижения ИХ цели, нехорошее чувство, несмотря на гордость и самоуверенность, было неизбежно. Не только в условиях фашизма, но и в других случаях, когда цель ощущается ложной, особенно навязанной извне, как бы человек ни был «убеждён» (особенно — убеждён кем-то) в её неизбежности и правильности, появятся сопутствующие моменты, такие, как особая наглость, — «а пошли вы все», «а вот, вам назло», — у человека появится инстинктивная потребность ИЗОБРЕТЕНИЯ своих оправдательных философий, как у садистов и уголовников, и т.д.
Я вообще давно считаю, что «моральный кодекс» и нравственность, не в деталях, а как факт, предшествовали любой религии. Наверное, это — какие-то эволюционно-энтропийные штуки, заложенные во вселенной изначально. (Кто очень верит, может по-прежнему считать это «разборками» бога и чёрта, — суть примерно та же.)
Но был тут и ещё один очень важный момент, без которого разговор о счастье был бы неполноценным. В естественном обществе был ещё фактор дружбы, коллективизма, — приблизительно того, что в православии названо соборностью. И здесь — тоже не всё так просто, хотя без подобных светлых моментов счастье не являлось таковым, хоть тресни. Это принципиально отличается от калашниковского «Голема», искусственно созданного единства по принципу древней стаи, стада. Кстати, в позднесоветской идеологии, так же проповедовавшей коллективизм, неоспоримой ценностью, тем не менее, считались и индивидуальное жизненное противостояние, индивидуальные победы, и необходимость самореализации каждого — отдельно взятого, с учётом личных природных задатков. Трудно утверждать, что это не было ближе всего к истине…
Теперь всё не так. И очень многого, о чём кажется естественным говорить, больше просто не существует. Это имеет своё объяснение.
На сегодняшний день в мире господствует и навязывается идея «атомизации» общества — когда каждый индивидуум представляет собой отдельный, самостоятельный, независимый «атом». (Вообще-то, в этих метафорах можно запутаться. Но можно и уточнить, что идея атомизации предполагает атомы, как бы не связанные между собой притяжением-отталкиванием, существующие сами по себе и не складывающиеся в структуру. А, напротив, жёсткая структура, не предполагающая вообще никаких обособлений — это «Голем».) «Атомизация» общества почти исключает не только коллективизм (соборность), но и дружбу — свой основной компонент, то, на чём базировался коллективизм, — дружбу, как всегда было принято её понимать, — если только дружбу не путать с приятельством, совместным проведением свободного времени. Сейчас такой дружбы, кажется, уже нет. Наверное, необходимое условие для неё — наличие общих целей, стремлений (хотя, это ещё не то, что её СОЗДАЁТ), и всё то же совместное преодоление трудностей, требующих иногда даже рисковать жизнью. Однако это как раз исключает чуть ли не единственное нынешнее «легитимное» стремление — материальный интерес. Если общие цели и стремления материальны и корыстны, то рано или поздно личное, индивидуальное — возобладает надо всем остальным.
Самый яркий пример дружбы — фронтовое братство. Поразительно, что люди, оказавшиеся в самых тяжёлых и реально опасных для жизни условиях, сталкиваясь и с кровью, и с предательством, и не желая, как правило, в такие условия возвращаться (если довелось выжить), тем не менее, относятся именно к фронтовой дружбе, как к истинной, настоящей, и часто отказываются воспринимать отношения мирного времени — сколько-нибудь ценными. Во всяком случае, «мы вместе воевали» — это навсегда. (Впрочем, превалирование интересов личной материальной выгоды разрушает и это.)
Можно привести множество примеров, где мерилом дружбы являются не только и не столько общие интересы (а друзья не всегда даже бывают единомышленниками, — иногда они или спорят до хрипоты, или «прощают» друг другу «глупости», своих «тараканов» — ради чего-то большего), сколько пройденные вместе жизненные испытания, те или иные, — от самых суровых, примером которых может являться (у всех на слуху) альпинистский поход, горное восхождение, до самых «мирных», как, например, совместно пройденные во имя общей цели «суровые интриги» — в тяжёлом, особенно творческом коллективе. В общем, почти непременным условием дружбы двух и более людей являются совместно пройденные испытания и беды. (Но опять же, отнюдь не благополучие и комфорт, почти исключающие дружбу как таковую, заменяемую приятельством.) Конечно, дружба (наличие дружеских отношений) не являлось непременным условием ОЩУЩЕНИЯ счастья, но оно, таким образом, несомненно, усиливалось, прибавлялось, придавая жизни — черты полноценности.
Сейчас — вообще такое время, когда, кроме личной (или максимум — взаимной) выгоды и личного комфорта всё девальвировалось и находится в стадии очевидного угасания. Даже никакие из перечисленных совместных испытаний сейчас ничего уже не гарантируют (впрочем, на 100% не гарантировали и никогда, но степень надёжности и степень взаимопонимания даже у тех, кто мог и не быть единомышленниками почти во всём (а в настоящей дружбе бывает и такое, — это не «Голем»). Степень просто небезразличия друг к другу несоизмерима с тем, что мы видим сегодня. Но человеку, который сам прошёл через это, испытал подлинную дружбу как реальность или хотя бы умел (жизненные обстоятельства позволяли) реально допустить это КАК НОРМУ, никак не может жизнь, всё более исключающую настоящие дружеские отношения, воспринимать полноценной.
Нельзя сказать, что любовь (межполовая) живёт по тем же законам, — иногда закономерности здесь даже противоположные, — это вообще тот случай, где невозможно «вычислить программу» (хотя нынешние «распорядители жизни» пытаются сделать и это). Но любовь — это одно из самых сложных и неоднозначных чувств, проносящих много светлых эмоций вплоть до подлинного счастья, но и неизменно — много горя, страданий, крови… Тем более, что бесконтрольно она действительно способна приводить к деградации и растлению. Не случайно именно любовью между мужчиной и женщиной больше всего «занимались» различные религиозные системы, пытаясь её «обезвредить». К чему, собственно, склонны и нынешние мироуправители, пытаясь человеческое чувство любви, способное действительно приносить подлинное счастье и как раз часто требующее именно преодолений, навсегда заменить физиологически ориентированными плодами череды искусственно проведённых (это доказано) «сексуальных революций». 
Я уже немало говорила о вожделенной некоторым нынешними силами идее человеческого муравейника, однополого или даже двуполого. (Эссе «Адвокат дьявола. Фильм и — день сегодняшний», часть 5, 
http://www.stihi.ru/2013/10/11/8203 .) 
Я приводила выдержку из статьи "Счастье насекомых" (абсолютно то же можно сказать о неявно или явно декларированном ныне «стремлении вернуться к изначальной гармоничной животной природе» — тем, кто однажды уже оказались людьми): 
http://maxpark.com/community/603/content/1832930 :
«««Многим людям жизнь пчёл и муравьёв представляется достойной подражания. Но разумно ли подобное представление?
Вообще так называемые «эффекты группы» или «эффекты стаи» интересовали многих исследователей. <У А. Гитлера в "Mein Kampf" много материала посвящено именно толпообразованию.> Известный эзотерик П.Д.Успенский, рассматривая образ жизни существования муравьев и пчел, пишет: «Гигантские ульи и муравейники возомнили себя организмами более высокого порядка, нежели организмы его отдельных членов. В отличие от высокоразвитого отдельного организма, они не имеют специализированных органов, малоподвижны, инертны, лишены подлинной свободы, сознания. Их образ жизни главным образом заключается во взаимном пожирании, в нивелировке своих членов.
Внутри таких организмов в результате чрезмерной специализации, коммунизации, атрофируются творческие способности индивидуумов, разум становится не только ненужным, но и угрожающе опасным. Отсюда враждебность всякого общества по отношению к высшим целям индивидуума, к его возможному развитию. Муравьи и пчелы сами отказались от разума, и природа нейтрализовала их опасные претензии, превратив цивилизации в сообщества мелких безмозглых насекомых. Какая же судьба ожидает социальное общество»? Согласитесь, — знаем, какая. Мы уже примеряем на себя эту «судьбу». <… >
Вынужденные лишения и несчастья многих никому не приносят пользы и счастья, — и всё это для того, чтобы всеобщее отчаяние продолжалось, возобновлялось и возрастало до тех пор, пока существует мир. Эти города насекомых, появившиеся на свет еще до нас, могли бы послужить карикатурой на нас самих, пародией на тот рай, к которому стремится большинство цивилизованных народов».
И вот что ещё имеет смысл учитывать из того, что теперь обычно обходится вниманием. Сейчас «борцы за "естественное природное" счастье человека» находятся именно в состоянии борьбы, преодолевая немалое стихийное, даже не всегда осознанное сопротивление. Предположим, они победили и предложенная ими «идея гармонии» возобладала надо всеми остальными, — им больше никто не сопротивляется, и человечество (или его остатки, — «останки») все живут «правильно». Как скоро их самих добьёт та же СКУКА, неизбежно уничтожающая, в конечном счёте, все светлые идеи, как и цивилизации, пережившие или не пережившие расцвет?..
Но… Очень-очень важно то, что счастье в этой жизни — вообще не главное. Это — для опарышей, в которых сейчас переформировывают людей. На самом деле, и трагедия, и горе, и рутина могут быть содержательными, продуктивными, высокими, в конце концов, даже если воспринимаются ровно тем, чем являются. С другой стороны, как всё это, так и вожделенное счастье, могут быть пустыми, бессодержательными, бессмысленными, деструктивными, вообще ни зачем не нужными. Вот и весь этот строящийся ныне мир — вообще ни зачем не нужный!.. А они (поскольку «новый призыв» — в основном лет до 35-ти, и другого ничего не видели просто физически, слушая обо всём исключительно нынешние враки), — они другого действительно не знают, не предполагают, и держатся за «мир» сегодняшний — как за единственно возможный (их же убедили, что он — нормален), поскольку у них тоже — одна-единственная жизнь, другой не будет, и именно её очень хочется прожить. Но на самом деле, в жизни ЛЮДЕЙ — главным было отнюдь не это «шкурное счастье»… Прежние это знали. И уже этим — были ДЕЙСТВИТЕЛЬНО счастливы (именно полноценным ощущением счастья — ЖИВОЙ жизни). А о нынешних — позаботятся, чтобы они ничего этого не узнали никогда…
В общем, решать нам (или ИМ) самим. Хотя логичен и тот вариант, что на руинах целого нынешнего мира, поначалу победившего, начнётся однажды — «ВСЁ ПО НОВОЙ»…
VII. В ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Я очень долго не считала этот вариант эссе окончательным, поскольку уже после публикации этого варианта «вспомнила» о Древнем Египте, базировавшемся на жреческой, искусственной системе именно муравейника (общества жёстко программированных особей), но просуществовавшем в таком виде, тем не менее, более трёх тысяч лет.
Но вот что тут достаточно сказать (по крайней мере, в рамках этого эссе). Дальнейший глобальный исторический опыт свидетельствует о НЕБРАТИМОСТИ трёх тысяч лет муравейника. В отличие, кстати, от фашистской Германии, срок существования которой (10 лет) оказался в 300 раз короче и не успел, наверное, затронуть нечто вроде генетической структуры всей цивилизации.
Наберите в каком-нибудь Яндексе (или спросите о том же — у египтолога, не чрезмерно увлечённого своим предметом, если такие встречаются), — наберите в поиске запрос: «Великие люди Египта». Посыплются исключительно фараоны и жрецы древности, даже если вы уточните запрос: «современного Египта». В эпохи, последовавшие за теми, которые мы считаем древностью, таковых просто нет вообще. И никакой роли, глобально значимой, это государство уже больше не сыграло ни разу.
Более того, там не было и нет литературы (помимо древнерелигиозной), — Анна Ахматова, которая, как известно, помимо Гумилёва, была замужем и за востоковедом Шилейко, подготовила и выпустила даже книжку её переводов — «Лирика Древнего Египта» (в интернете всё есть), — это, за все 3000 лет, тоненькая брошюра стихов анонимных авторов, со сколь любовно насыщенными, столь же и стандартно фольклорными поэтическими сюжетами, отражающими религиозную древнеегипетскую специфику, — но и только.
Как ни дико это прозвучит, но в Египте не было даже собственно искусства, во всяком случае, такого, которое не было бы жречески регламентированным и не служило бы сугубо культовым целям (в отличие от, например, литературы и искусства Древней Греции).
Не сказал Египет и никакого слова в науке Нового времени и ХХ века со всем её невиданным, бурным развитием.
В общем, сдаётся, что общность, прошедшая стадию муравейника (жёстко запрограммированных его членов) теряет способность к развитию априори.
Самостоятельно делать выводы, кроме само собой разумеющихся, я не готова. А тему это предлагает обширную…
© Copyright: Алла Тангейзер 9, 2017
Свидетельство о публикации №217031501300 

Нет рецензий

Написать рецензию к книге

Авторизуйтесь, чтобы написать рецензию.